Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция


Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

Вторник за неделю до карнавала

0

2

Короткий февральский день выдался также облачным, и вскоре после багрового заката с неба на землю и воду начали сыпаться белые хлопья. Обоих пассажиров черной гондолы, скользившей по темной воде Canal grande кое-как прикрывал кожаный навес, но стоявший на корме гондольер то и дело смахивал с головы капюшон плаща, зорко приглядывая за шмыгавшими туда-сюда лодчонками-сандалиями.

Палаццо Корнаро узнавалось легко – как по пылающим факелам на пристани, так и по тому, что каждое окно, за исключением, быть может, чердачных окошек под самой крышей, было ярко освещено. Два лодочника жарко спорили о праве первенства, и, хотя их пассажиры успели уже скрыться внутри, спор только пуще разгорался. К тому моменту, как гондола миледи достигла ступеней сходящей к воде лестницы, те двое взялись уже за свои шесты, и явно не с целью посоревноваться в скорости. Гондольер проорал что-то насмешливое на местном диалекте, и какое-то мгновение казалось, что гнев обоих выльется на него, но потом все трое оглушительно заржали, и две другие лодки благополучно отчалили.

- Синьора? – Гондольер почтительно протянул руку, помогая выйти даме. Ее спутник спрыгнул на берег сам.

Официальным поводом для праздника были крестины Зорзи, очередного сына сенатора Альвизе Корнаро, но настоящей его причиной была, как знали все, окончательная победа Франческо и Альвизе, сумевших сохранить свои сенаторские должности, несмотря на то, что их отец был-таки избран дожем. Ребенок был не более чем предлогом и, как сообщил своим французским друзьям аббат Пианези, страдал от лихорадки, так что никто не ждал, что он доживет до Поста.

Навстречу новоприбывшим тут же поспешил мажордом, низко поклонился, услышав имя леди Стоун, и, предложив ее спутнику пройти в "малую залу", где коротали время добрых две дюжины таких же брави, проводил даму в большую гостиную. Роскошный мозаичный паркет, столы красного дерева, позолота на люстрах и канделябрах и неумеренный блеск драгоценных камней на чуть ли не каждом из толпы приглашенных ясно свидетельствовали о продолжающемся благосостоянии рода. И средних лет матрона, тут же приблизившаяся к знатной англичанке, подтверждала это первое впечатление платьем синего бархата, отделанным мехом и валансьенским кружевом настолько обильно, что сама она – смуглая, черноволосая и очень худая – приобретала некоторое сходство с мухой, застрявшей в паутине.

- Как приятно видеть вас, миледи Стоун, - с сильным акцентом воскликнула она по-испански. – А что же сеньор лорд Стоун?

+1

3

Прибыв в Венецию, миледи пришлось, как она ни торопилась, все же какое-то время потратить на то, чтобы, во-первых, создать о себе легенду как о богатой и знатной англичанке, чей муж обладает скверным здоровьем и не менее скверным характером; а во-вторых, было крайне необходимо обзавестись внушительным гардеробом - в седельные сумки, увы, ее наряды не поместились. И это второе отняло у нее неожиданно больше времени, чем она рассчитывала. Потому что выглядеть миледи должна была не просто хорошо - ей предстояло быть ослепительной, яркой, такой, чтобы сразу притягивать взгляды, где бы она ни появилась. Задача сложная, но решаемая.
Только теперь миледи поняла, чему удивился монсеньор, когда она назвала примерный срок выполнения его задания. Слишком мало она выделила себе времени, следовало поторопиться.
И, едва все приготовления были завершены, Анна отправилась на первый же прием, на котором она надеялась увидеть, наконец, юного племянника патриарха. И, разумеется, приложить все усилия к тому, чтобы и он ее заметил тоже. Она тщательно продумывала свой образ, и остановилась в конце концов на вишневом муаровом платье, к которому очень удачно подошло недавно приобретенное ею жемчужное ожерелье. Оставалось надеяться, что у Пьетро окажется хороший вкус.

Теодору миледи так и не рассказала пока что обо всех нюансах своего поручения - не то чтобы она опасалась чего-то, просто не было подходящего момента. Да и монсеньор не советовал...

- Это взаимно, поверьте, - ответила Анна подошедшей даме на испанском, с трудом подбирая слова, - А лорда Стоуна так некстати настигла болезнь... Он просил передать, что очень сожалеет о том, что не может разделить с Вами радость этого дня.

+1

4

Монна Аньезе, разделившая сегодня роль хозяйки дома со своей свекровью, почтенной монной Кьярой, и ее второй невесткой, с хорошо разыгранным сожалением покивала головой.

– Я надеюсь, миледи, что он выздоровеет к карнавалу, так жаль ему было бы пропустить. У вас есть уже наряд для маскарада? – ответа она ждать не стала. – Этой зимой супруги наряжаются в друг друга. То есть похоже.

– Перед лордом Стоуном стоит непосильная задача, – галантно проговорил появившийся позади монны Аньезе молодой человек с черными как смоль волосами, завитыми столь тщательно, что они казались вырезанными из гагата. В выражении его смуглого лица причудливо смешивались высокомерие и неуверенность в себе. – Ни одно живое существо не в состоянии сравниться с его супругой.

В глазах монны Аньезе проскользнуло явное раздражение.

– Вы шутите, сеньор аббат, но ведь миледи Стоун вас не знает, и может, чего доброго, еще подумать, что вы считаете ее неживой – как все англичанки… Другие англичанки.

Ледяной взгляд, которым она сопроводила эту поправку, ничуть не смутил молодого человека, продолжавшего бесцеремонно разглядывать иноземную гостью.

+1

5

Анна мысленно отругала себя за то, что не сочла нужным в свое время как следует выучить испанский язык - теперь она не была уверена, что правильно поняла слова собеседницы. Друг в друга - то есть, она должна будет нарядиться мужчиной? А Теодор (если он, конечно, будет не против на карнавале занять место ее мифического супруга), получается, должен будет надеть женское платье? Интересно, как он на это отреагирует? Или, все же, она просто неправильно поняла даму?

Но внезапно появившийся юноша подтвердил ее догадку, сказав довольно оригинальный, как показалось миледи, комплимент. Анна посмотрела на него доброжелательно - она очень любила, когда ее красоту оценивали по достоинству.

- Я не очень хорошо говорю по-испански, - улыбнулась миледи, делая вид, что не замечает того пристального внимания, с каким разглядывал ее молодой человек, - Поэтому я не заметила никакого подвоха в том, что сказал сеньор...

Анна запнулась, потому что имени незнакомца она не знала, но почти сразу же продолжила:

- И посчитала все сказанное комплиментом, за который я Вам искренне благодарна.

Однако, как ни льстило самолюбию миледи внимание черноволосого юноши, она предпочла бы остаться ненадолго наедине с сеньорой Аньезе. Миледи собиралась как-нибудь между прочим попросить любезную хозяйку показать ей среди гостей Пьетро Состеньо.

Ей не терпелось начать свою охоту.

+1

6

Монна Аньезе скривилась, словно откусила от зеленого яблока.

– Сеньору аб-…

– Сеньору Nemo, – быстро перебил юноша. – Я готов уже сейчас начать карнавал! Мне не в кого переодеваться, я стану никем.

– Сеньора миледи вас не понимает, – кисло напомнила хозяйка дома. – С ней надо говорить по-английски. Побеседуйте лучше…

– Тогда я буду восхищенно мычать, это поймет каждый. Ведь вы же поймете, сеньора?

Трудно было передать словами всю гамму чувств, прозвучавших в его вопросе – от легкого пренебрежения, как если бы он ни на миг не сомневался в положительном ответе и хотел подразнить монну Аньезе, и до угодливого высокомерия, так свойственного баловням женщин или судьбы. При том, что его внешность была весьма обыденной, оставалось только предположить, что он был либо очень богат, либо крайне влиятелен, либо – как очень часто случалось в Венеции – и то, и другое. Но одет он был без особой роскоши – хотя, возможно, и потому, что его сан накладывал свои ограничения.

+1

7

Похоже, рассчитывать на то, что юноша потеряет к миледи интерес и удалится, предоставив ей выяснить у сеньоры Аньезе все, что миледи собиралась выяснить, не приходилось. Досадуя из-за того, что, возможно, где-то поблизости беззаботно разгуливает Пьетро Состеньо, а она тратит свое время на бесполезную болтовню, Анна тем не менее обаятельно улыбнулась молодому человеку.

- Я-то пойму, но вот что подумают остальные гости?

Тут ей пришло в голову, что можно попробовать узнать о Пьетро у юноши, не задавая прямого вопроса.

- Здесь так много людей, а я почти никого не знаю. И поэтому мне несколько не по себе. Не согласитесь ли побыть какое-то время моим... - Анна забыла слово и заменила его синонимом, - осведомителем? Обещаю, я не стану злоупотреблять Вашим вниманием.

"Как только выясню, кто из гостей племянник  патриарха, сразу же оставлю тебя в покое" - думала она, незаметно разглядывая юношу. Ей был достаточно знаком такой тип мужчин - избалованный женским вниманием. Наверняка, он уже так или иначе пресытился местными красотками и, увидев незнакомку, решил присоединить ее к уже имеющимся трофеям.

"Такой уверенный... даже жаль будет тебя разочаровать"

+1

8

Юноша улыбнулся с той же смесью обаяния и высокомерия.

- Злоупотребляйте, прошу вас, – пригласил он. – Настаиваю даже.

Монна Аньезе передернула костлявыми плечами, глядя на него со странным выражением лица — насквозь фальшивая улыбка почти успешно скрывала с явным трудом подавляемое отвращение.

- В таком случае, миледи, оставляю вас на попечение сеньора... - она запнулась и закончила: - сеньора Nemo.

- Подождите, сеньора, подождите, - юноша удержал монну Аньезе за кружевную оборку и задал какой-то вопрос на местном диалекте.

- Миледи Анна Стоун, - ответила она, невольно или намеренно раскрывая тем самым, о чем ее спросили.

- Анна. Какое восхитительное имя! У вас такая же фамилия, как и у мужа? Разве вы...

Невесть откуда взявшийся другой молодой человек что было силы хлопнул его по спине, и вопрос остался незаконченным. Приятель, такой же разряженный в пух и прах юнец, также бросил восхищенный взгляд на миледи и разразился длинной тирадой на диалекте.

+1

9

"О, а вот и еще один," - подумала Анна с легкой неприязнью, когда к сеньору Немо подошел приятель и заговорил на непонятном ей языке. Она не любила попадать в ситуации, в которых выглядела глупо - а сейчас была именно такая ситуация. Когда человек не понимает, о чем идет речь, выражение лица у него становится беспомощным и забавным.
Нет, миледи никак не могла такого допустить, поэтому она решила вступить в разговор.

- Любезный сеньор Немо, не познакомите ли Вы меня с вашим другом?

"Если и этот решит назваться вымышленным именем, я взвою, - подумала миледи. - У этих венецианцев какая-то непонятная страсть к тайнам и переодеваниям. Впрочем, в этом что-то есть..."

+1

10

Приятель венецианца, пожелавшего скрыть свое имя, покраснел до корней волос, сорвал с головы шляпу, украшенную огромным пучком перьев, и низко поклонился.

– Сеньора, тысяча извиняюсь, нет, сто тысяча извиняюсь! – его испанский мог бы служить живой иллюстрацией к тому, как не надо говорить на чужом языке. – Я не подумать, что прекрасная донна… конечно, не венецианка, невозможно бы не знать иначе! Пьетро, ты дурак, ты мул!

– Осел, – перебил Немо, явно раздраженный, – я инкогнито для прекрасной дамы.

– Ты быть инкогнито невозможно, тебя узнал по твоей глупости! Сеньора, – он снова поклонился миледи, – позвольте называть: я Фачио Бароцци, секретарь его… секретарь сеньора патриарха.

Судя по его платью, либо патриарх очень высоко его ценил, либо он принадлежал к очень богатой семье.

+1

11

Услышав имя "Пьетро", Анна моментально навострила уши. Неужели судьба настолько к ней благосклонна, что этот юноша окажется тем самым Пьетро, которого она ищет? Но миледи тотчас вспомнила, что в Венеции может быть очень много обладателей этого редкого имени. Ах, и зачем только юноше вздумалось играть в эту игру? Знать бы наверняка, что это он - можно было бы уже начать его завлекать... тем более что он вроде бы не против.

Тем временем вновь подошедший представился, назвавшись секретарем патриарха, и Анна не смогла скрыть вспыхнувшего в ее глазах интереса. Секретарь патриарха уж точно будет знать, где искать его племянника.

- Очень приятно, сеньор Бароцци, - ну вот, если ей не повезет, и темноволосый Немо окажется не тем, кем нужно, у нее в запасе будет еще секретарь со смешным выговором - судя по всему, его легко будет уговорить познакомить ее с Состеньо.

- А я - леди Анна Стоун. Мы с супругом в Венеции совсем недавно, но уже влюбились в нее, - мило улыбаясь, соврала Анна. Венеция, конечно, впечатлила ее в первые несколько дней после приезда, но потом начала не на шутку донимать сырость. Анна уже всерьез опасалась, что подхватит какую-нибудь лихорадку и разболеется - хороша же она тогда будет... Заболевшая женщина еще никогда не выглядела привлекательно.

+1

12

Секретарь просиял такой широкой улыбкой, как если бы миледи сказала ему, что она английская принцесса. Пьетро – или Немо – напротив, нахмурился и бросил на него подозрительный взгляд – точь-в-точь собака, оберегающая кость.

– Какая жалость, – воскликнул он, – что только в Венецию! Или что уже в Венецию.

– Не то, друг мой, – возразил Фачио, – радоваться, что миледи и милорду наш город по сердцу пришел, надо. Это значит, сеньора – католичка, иначе опасно…

– Неприятно, – поправил Немо.

– Неприятно, – согласился Фачио и снова показал едва ли не все зубы в любезной улыбке, но человек внимательный заметил бы, как пристально он следит за чужестранкой. – Но это же не так?

+1

13

- Конечно, я католичка, - поспешила заверить молодых людей Анна. - И супруг мой тоже добрый католик.

Какая досада, что их было двое. Одного можно было бы спокойно порасспрашивать, а вот с двумя приходилось болтать о всякой бессмысленной ерунде.

- А почему Вы сказали "неприятно"? - полюбопытствовала она у Фачио, не забывая постреливать глазами в сторону Пьетро. - Я не верю, что в Венеции кому-либо может быть неприятно!

+1

14

Фачио небрежно махнул рукой, и его обращенный на чужеземку взгляд сделался заметно рассеяннее.

– О, милая сеньора, как же! Мы в Светлейшей любить не очень… как это называться? – он смешно наморщил лоб. – Реформистов, вот!

– Протестантов, – снисходительно поправил Немо. – Послушай, у тебя разве нет других дел нынче вечером?

– Как думать о делах, когда такая прекрасная дама?.. – то ли не находя подходящих слов, то ли недостаточно владея испанским, Фачио обеими руками изобразил безграничное восхищение – и его приятель тщетно попытался скрыть раздражение.

– Ты только терзаешь нежный слух сеньоры своими потугами на красноречие! Иди, говори с кем-нибудь по-французски!

Отредактировано Провидение (2016-03-15 01:25:10)

+1

15

С каким бы удовольствием Анна сама поговорила по-французски вместо того, чтобы вытаскивать из глубин памяти весь свой запас испанских слов и выражений. Но она - англичанка, и французского знать не должна. На всякий случай.
Она улыбнулась в ответ на комплимент Фачио, думая о том, что нужно как можно скорее придумать способ остаться с кем-то одним. Кого же выбрать?
Фачио, несомненно, сможет ей показать Пьетро - и даже познакомить с ним. Но что, если сеньор Немо и есть тот самый Пьетро? Тогда она поступит крайне глупо, избавившись от него. Юноши его склада не терпят пренебрежительного к себе отношения и, стоит один раз их оттолкнуть, обижаются и изображают потом холодность и безразличие.
Итак, выбор был сделан, и оставалось теперь как можно деликатнее спровадить секретаря... ибо вероятность того, что он сам куда-нибудь уйдет, была небольшая.

- А у вас действительно есть дела? - спросила она Фачио, изображая наивную непосредственность, образ, ненавидимый ею изо всех сил, но иногда приходящийся очень кстати. - Как это обидно - заниматься делами, когда вокруг все веселятся. Но... вероятно, Ваша должность к этому обязывает?

Затем Анна повернулась к сеньору Немо и устремила на него в меру игривый взгляд.

- Надеюсь, у Вас сегодня вечером нет никаких важных дел?

+1

16

Пьетро явно оживился и даже бросил на приятеля победоносный взгляд. Молодые люди были примерно одного возраста. И за их дружбой, несомненно, таилась некоторая доля соперничества.

- Есть. Самые важные дела на свете — побеседовать с такой прекрасной дамой.

Фачио владел собой хорошо, но полностью скрыть снисходительность во взгляде, который он бросил на приятеля, он не сумел. Впрочем, он тут же снова надел привычную маску и ухмыльнулся.

- На таком вечере, сеньора, делать дела неправильно. Разговаривать с дамами — да. Танцевать. Сеньоре по вкусу танцевать?

Про себя Фачио уже решил, что если лорд и леди Стоун прибыли в Венецию по поручению английской короны, очаровательная леди Стоун ничего об этом не знала, иначе выбрала бы из двух мужчин того, чьи связи были известной величиной.

+1

17

- Не могу с Вами не согласиться - это дело неотложной важности, - рассмеялась Анна как можно очаровательнее, незаметно наблюдая за обоими. Пьетро казался ей теперь очень даже милым. Как же убедить его раскрыть свое имя? Миледи надеялась, что за сегодняшний вечер сумеет сделать это.
А вот в лице Фачио произошла какая-то неуловимая перемена - настолько неуловимая, что Анна даже не смогла определить для себя, в чем она заключалась.

- Еще как по вкусу, - заулыбалась миледи, продолжая играть роль беззаботной глупышки. - К сожалению, супругу моему совершенно не нравится танцевать. Он так часто болеет, что танцы для него не удовольствие, а мучение...

Миледи в последнее время так часто упоминала своего вымышленного супруга, что сама была готова поверить в его существование.

- А я бы с удовольствием потанцевала, но боюсь, что танцы, к которым я привыкла, отличаются от ваших... Поэтому, скорее всего, мне придется сегодня просто наблюдать за танцующими, - с легким вздохом произнесла она и томно взглянула на Пьетро.

+1

18

Стратегическая болезнь – известная хитрость, но ни один шпион не станет хворать непрерывно. Лучшего способа убедить своего собеседника в том, что ее появление в Венеции не имело тайных целей, миледи не нашла бы.

– Одно слово, – тут же оживился Фачио, – договориться, какой танец, просто. Павана?

– Да-да, – воскликнул Пьетро, в восторге от того, что он первый заметил, как подставился такой умный обычно приятель, – иди, договорись. Ты отлично договариваешься.

Белокурая англичанка, разительно отличающаяся от привычных ему венецианок, произвела на него неизгладимое впечатление, и Пьетро не намеревался отходить от нее ни на шаг, нисколько не сомневаясь, что другие его беспутные приятели одарят ее своим вниманием, стоит ему отлучиться.

– Выберите танец, сеньора, а уж Фачио вам его обеспечит!

Словно в подтверждение его слов пары начали занимать место на противоположной стороне зала, готовясь к куранте, которую уже начали наигрывать спрятанные на галерее музыканты.

+1

19

- Да, пусть павана, - поспешно кивнула миледи и послала Пьетро еще один завлекающий взгляд. Пока Фачио будет договариваться о танце, у его приятеля появится возможность ее на этот танец пригласить.

– Павана, прекрасно, павана, – под взглядом англичанки Пьетро невольно приосанился и чуть не захихикал, когда на простоватой физиономии патриаршего секретаря отобразилось глубочайшее разочарование. – Да-да, устрой нам павану, ты же кого угодно на что угодно уговоришь!

– Весь к услугам сеньоры, – произнес Фачио с достоинством, не слишком скрывавшим огорчение, поклонился и исчез в толпе.

Едва Фачио ушел, Анна обратилась к сеньору Немо игривым тоном:
- А все-таки, мне кажется немного несправедливым то, что вы мое имя знаете, а я ваше - лишь наполовину. Я... я к такому не привыкла и чувствую себя очень странно.

– Мое имя вам скажет здесь каждый, – усмехнулся Пьетро, явно не осознававший, как самодовольно это прозвучало, – и именно поэтому я намерен не расставаться с вами ни на миг. Венеция это одна большая деревня… И я хотел бы, чтобы вы составили свое мнение обо мне лишь по моим собственным достоинствам.

Миледи очень не любила неопределенности, но пришлось смириться. Настаивать дальше - это было бы уже совсем грубо. В худшем случае у нее будет бездарно потраченный вечер. Но зато в лучшем... открывались весьма заманчивые перспективы.

  - Я убеждена, у вас немало достоинств, - чуть-чуть лести в общении с мужчинами никогда не повредит. - И одно из них я, кажется, уже заметила. Вы умеете заинтересовать и заинтриговать даму до такой степени, что все ее помыслы будут только о вас.

Она и в самом деле уже не могла думать ни о чем ином, кроме Пьетро и степени его родства с патриархом.

*

Совместно

+1

20

Пьетро поклонился, ни на миг не прекращая пожирать глазами молодую женщину.

- Я приложу все усилия, чтобы познакомить вас и с другими моими достоинствами, - пообещал он, явно ни на миг не усомнившись в искренности своей очаровательной собеседницы. - Нет-нет. Уходите! Сегодня вечером я сеньор Немо и не намерен делить с другими такой прекрасный трофей!

Двое, к которым был обращен этот безыскусный возглас, уставились на него. Младший, ровесник Пьетро — с явным недоумением, а его спутник, смуглый и черноволосый вельможа лет сорока — с еле заметной снисходительностью.

- Буду счастлив оказать вам эту услугу, мой дорогой сеньор Немо, - после краткой паузы ответил второй со столь безупречным кастильским произношением, что сложно было не заподозрить в нем уроженца Иберии. - Сеньора, слуга покорный.

- Слуга покорный, - эхом отозвался его спутник, добавил несколько слов на местном диалекте в адрес Пьетро, и они оба ретировались — недостаточно далеко, впрочем, чтобы не продолжать бросать на беседующую пару заинтересованные взгляды.

- Это просто невыносимо, - недовольно протянул Пьетро. Похоже, реплика венецианца ему не понравилась. - О чем мы говорили? Ах да, о моих достоинствах! А еще говорят, что я неплохо пою.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция