Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Странная пара: туфелька и сапог. Октябрь 1628 года


Странная пара: туфелька и сапог. Октябрь 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участвуют маркиз де Мирабель и мадам де Мондиссье

0

2

Не будучи сеньорой маркизой де Рамбуйе, дон Антонио даже не пытался придать еженедельным сборищам в своем доме оттенок духовности. Гости, собиравшиеся у него по четвергам, знали, что их ждет прекрасный херес, полный стол копченого мяса и много сплетен, самого разного толка. Стихи и пьесы в доме испанского посла не читали и о них не говорили, женщины появлялись редко и дамами не являлись, а из музыки признавалась только флейта Манолито. Удивительно ли, что при появлении на пороге четы де Мондиссье разговоры в гостиной мгновенно смолкли и все глаза обратились на эту странную пару?

Маркиз и сам в первую минуту растерялся – приглашая месье де Мондиссье, он совершенно не имел в виду звать и его супругу, и был уверен, что дал ему это понять. Болваном Мондиссье не был и не в том он был еще возрасте, чтобы забыть – неужели он все понял?

Мысленно ругаясь на чем свет стоит, дон Антонио промурлыкал извинения своим собеседникам и направился навстречу новым гостям – не торопясь, чтобы дать обоим возможность осознать, в какое положение они попали. Что может быть выгоднее, чем выступить в роли спасителя?

– Мой дорогой дон Мигель! – воскликнул он с преувеличенным радушием, обозначая поклон и в сторону дамы. – Как это мило, что вы решились пригласить вашу сеньору на наши холостяцкие посиделки! Сеньора, слуга покорный.

Одного взгляда на мадам хватило маркизу, чтобы задуматься о перемене планов: в политике иметь дело с простушкой – сродни самоубийству.

+1

3

Луиза широко раскрытыми глазами оглядела гостиную и робко улыбнулась тупо таращившемуся на нее тощему краснорожему дворянчику в камзоле, настолько богато расшитом золотом, что его изначальный лазоревый цвет едва можно было угадать.

– Я предложила месье де Мондиссье, что я могу надеть мужское платье, – смущенно проговорила она, отвечая тоже по-испански.

Месье де Мондиссье, который совсем не хотел брать ее с собой, но не успел это осознать, тревожно покачал головой. Насколько Луиза успела его изучить, бедолага пытался сейчас собраться с мыслями и понять, как так получилось, что они оказались здесь вместе. Но ей позарез было нужно побеседовать с посланником его католического величества и не привлечь к этому внимания – или точнее, не дать никому заподозрить, о чем пойдет разговор, а дорогому месье де Мондиссье правда не будет от этого хуже. И, честное слово, ее идея опять одеться мальчиком ему сначала даже понравилась.

+1

4

Если дон Антонио что-то ненавидел всеми фибрами своей души, так это были женщины, которые строили из себя дур. Мадам де Мондиссье либо была чудовищно глупа, либо полагалась именно на эту мерзкую тактику. И ввиду ее крайней молодости, первое было вероятнее – и объяснило бы в какой-то мере, почему она пришлась по душе ее величеству.

Ни тени этих соображений не мелькнуло на лице маркиза, когда, улыбаясь, он склонился к ее ручке.

– Какая жалость, – промурлыкал он, – что сеньор ваш супруг не согласился. Мой дорогой дон Мигель, вы столь жестоко лишили нас увлекательнейшего зрелища! Как вы могли?

Он подал знак лакею, застывшему у дальней стены, и тот вновь принялся обносить гостей острыми астурийскими колбасками.

+1

5

Заглянув в черные как ночь глаза испанца, Луиза почувствовала, как сердце заколотилось в груди, а кровь быстрее побежала по жилам. Ее губки невольно чуть приоткрылись, и розовый язычок на миг выскользнул наружу, придавая ей сходство с кошечкой – сходство, которое подчеркивал белоснежный мех ее пелеринки, которую она тут же сбросила на руки своему мужу.

– В следующий раз, – Луиза и сама не заметила, что ее голосок зазвучал ниже, а в глазах появилось мечтательное выражение, – я так и сделаю, сеньор маркиз. Не правда ли, сударь?

Месье де Мондиссье слегка замялся, встретив устремленный на него простодушный взгляд наивных серых глаз жены. Отчего-то он сразу и безоглядно поверил, что нашел в ней ангела во плоти, и Луиза, как женщина добрая, не хотела его разочаровывать – а кроме того, это было обычно очень удобно. Самые отчаянные ее выходки можно было списать на неопытную юность, а некоторые – как например, переодевание в мужской наряд – приводили его в восторг. Но он хорошо понимал, что болтать об этом не стоит, и судорожно подыскивал оправдания.

– Ну, разумеется, моя милая, – натужно рассмеявшись, ответил он наконец и выразительно подмигнул хозяину дома. – Только, я думаю, может, не в таком широком кругу.

+1

6

Что-то в затуманившемся взоре мадам де Мондиссье заставило маркиза пристальнее взглянуть на ее мужа, но тот уставился на жену с таким умилением, что дон Антонио почти решил, что ему почудилось.

– Втроем? – предложил он, краем глаза наблюдая за белокурой простушкой. – Практически в семейном кругу?

Если дама окажется настолько легкомысленна… Единственной причиной, по которой он принялся искать знакомства с дремуче провинциальным месье де Мондиссье, были слухи о растущем влиянии никому до сих пор не известной мадам де Мондиссье на королеву. Знакомиться с ней в Лувре он не хотел, оставался ее муж. До сих пор маркиз предполагал, что ее неожиданный успех при особе королевы был следствием расчета, но теперь он начал понимать, что она могла просто-напросто походить на любимую ее величеством герцогиню де Шеврез – не отличаясь, однако, ее умом.

+1

7

Луиза с удовольствием ответила бы предприимчивому испанцу, что трое это слишком много, но вместо этого перевела заметно обеспокоенный взгляд на супруга. Даже самая наивная молодая жена должна усомниться, услышав такое предложение, и мадам де Мондиссье не могла быть исключением.

– Возможно, – с холодком в голосе буркнул месье де Мондиссье и уставился на господина посла так, словно собирался полезть в драку прямо сейчас. Не на шутку встревожившись, Луиза нежно прильнула к локтю мужа.

– Это такие у вас холостяцкие шутки, милый? – с ноткой обиды в голосе спросила она. – Может, вы меня вообще одну бросите?

– Счастье мое! – растерялся дорогой супруг и бросил отчаянный взгляд на испанца.

+1

8

Дон Антонио опасно сощурился. Сеньор де Мондиссье взывал к общему для всех мужчин чувству справедливого раздражения, возникающему при виде оказавшегося под каблуком мужа.

– А бросьте, – предложил он, говоря так, словно самой сеньоры де Мондиссье рядом и в помине не было. – Одну. Или со мной – клянусь, вашей супруге от меня ничего не угрожает. Уж точно не здесь, слишком много народу.

В то, что бедняга последует доброму совету, маркиз, разумеется, не верил ни мгновения, но не попытаться он не мог – преследуя между делом свои интересы. Сеньора де Мондиссье, с ее видом ложной покорности и скромного обожания, выглядела донельзя соблазнительно, и если этот вид отражал ее тайные желания – а чего иного можно было желать с таким мужем?.. Дон Антонио не сдержал легкой улыбки, опуская взгляд с лица сеньоры на вырез ее платья. Сыграть на равных можно с очень и очень немногими женщинами, но почти любую можно превратить в куклу – только не в марионетку.

+1

9

Да как он смеет! В серых глазах сверкнула молния, и Луиза, не удержавшись, гневно топнула ножкой. Дело было, конечно, не в том, что этот испанский мерзавец только что поклялся ее мужу, что тому нечего от него опасаться – чего стоят мужские клятвы, Луиза прекрасно знала. Но говорить о ней так, словно она была левреткой или шкатулкой для бумаг! Бросьте ее – как будто она была мусор!

– И прекрасно! – воскликнула она. – Оставьте меня, сударь, если вам этого угодно! Принесите мне бокал вина, здесь невыносимо душно.

Месье де Мондиссье тупо уставился на супругу. Приняв наглое предложение испанца за шутку, он сразу же начал улыбаться и теперь выглядел ужасно глупо. Луиза тут же растаяла и нежно погладила его по расшитому золотом рукаву камзола.

– Пожалуйста, сударь, – попросила она, – принесите мне бокал вина. Или нет, я сама…

– Дорогая моя, – месье де Мондиссье удержал ее за локоть, не позволяя ей поддаться порыву, – любое ваше желание – закон для меня. Сейчас.

Он поспешил прочь, и Луиза с милой улыбкой подняла глаза на хозяина дома.

– Вы знаете, сударь, – робко сказала она, – вообще-то я хотела побеседовать с вами о Савойе. Если вы поможете мне добиться Мантуи для господина герцога, я помогу вам с ее величеством.

Она смущенно потупила взор. Все же не очень хорошо говорить неправду, а она совсем не собиралась помогать ему, если это будет в ущерб самой королеве.

+1

10

Маркиз был опытным дипломатом и не без оснований гордился своей выдержкой, но перемена была настолько неожиданна, что в первые мгновения он ни черта не понял. Савойя? Мантуя? При чем тут?..

– Что? – слово перешло в шипение. Как же он ненавидел эту игру – прикинуться дурой, а затем… Как нападать из-за угла!

Хорошо же! Пламя, вспыхнувшее в его черных глазах, погасло, а на губах вновь возникла любезная улыбка.

– Что вы можете мне предложить?

Возможно, стоило бы поиграть в равнодушие – она была так юна, что не могла быть непробиваемо самоуверенна. А на самом деле ему хотелось взять ее за узкие плечи и как следует встряхнуть – потому что она обвела его вокруг пальца. Но ни место, ни время для этого не подходило, да и не ссориться же с женщиной, когда она может оказаться не на шутку полезна. Поставить ее на место было необходимо, но и на это у него не было времени – пока не вернется сеньор де Мондиссье. Самое большее, что он успевал, это резко перехватить контроль. Пусть она отвечает на вопросы и выкручивается, и пытается убедить его, что она ему нужна – и, разумеется, именно так оно и было. Только появилась в Париже, и уже… Но в доверие к королеве она вкралась ловко, ничего не скажешь!.. Где только старый Карл-Эммануил ее такую нашел?

+1

11

Серые глаза Луизы широко раскрылись, и она в непритворном изумлении уставилась на испанского посланника. Он что, ничего не понял?

– Я же сказала, – она глянула на мужа, который уже торопился к ним с двумя бокалами, и заговорила резче и быстрее, – я помогу вам с ее величеством. Увидеться, например. Если вы поможете мне. Нам надо встретиться снова, назначьте место. Где нас не… Дорогой мой!

Невежливо бросив господина маркиза, она поспешила навстречу месье де Мондиссье с таким несчастным видом, что можно было не сомневаться: удовольствия от беседы с хозяином дома она не получила.

– Дорогой мой, давайте уйдем, – попросила она. – Здесь как-то… как-то неуютно.

Это было правдой, потому что то, как ее разглядывали, ей очень не нравилось. Конечно, толком поговорить с господином послом у нее не получилось, но ведь догадается же он как-нибудь дать о себе знать! А если начать искать новую возможность поговорить с ним здесь, это кто-нибудь да заметит, лучше не стоит. Если он не поймет, то и не нужен ей такой союзник.

– Конечно, дорогая моя, конечно, – месье де Мондиссье гневно покосился на испанца и залпом осушил свой бокал. – Это не… Это немного неподходящее место для вас.

– Вы так и сказали, – Луиза, чуть не плача, опустила глаза в пол. – А я думала, если это дворянин…

Месье де Мондиссье сочувственно погладил ее по руке, и Луиза тут же завладела вторым бокалом и попробовала вино, которое оказалось сладким до приторности, но ей очень понравилось – хотя так и напиться можно!

– Я только попрощаюсь, моя дорогая, за нас обоих, – пообещал месье де Мондиссье, оборачиваясь к господину маркизу.

+1

12

Первоначально оторопев, дон Антонио двинулся затем за наглой девчонкой, но, почти сразу опомнившись, остановился и поискал взглядом Манолито, мгновенно оказавшегося рядом.

- Мне надо поговорить с дамой. Наедине.

Уточнять, с какой именно дамой, нужды не было — она была тут одна.

- Облить вином, - живо предложил секретарь — также по-баскски.

- Действуй, - одобрил маркиз и тут же обнаружил, что сеньор де Мондиссье направляется к нему с самым решительным видом. Что эта маленькая мерзавка затеяла?

Манолито немедленно отступил назад и в сторону, послышался звон стекла на полу, и дон Антонио, увернувшись от воинственно настроенного француза, поспешил взглянуть. Каким бы ловким пройдохой ни был Манолито, глаз на затылке у него все-таки не было. Упавший бокал мог принадлежать кому-то другому, а вино могло выплеснуться не на платье нахальной сеньоры, а на чей-нибудь камзол.

+1

13

Луиза смогла выговорить только одно слово, и оно было не «ай», и не «ой». Оно было короткое, но, к счастью, не по-французски, а потом она опомнилась.

– Вы! Вы!

– Мадам, простите, мадам, – почтенный, средних лет дворянин с ярко-красным носом, из рук которого вылетел разлетевшийся по полу бокал, даже заикаться начал. – Мадам! Это он!

Луиза даже не посмотрела, в полном отчаянии уставившись на залитую вином пелеринку. Белоснежный мех, только что такой пушистый, слипся багровыми сосульками.

– Дорогая! Этот косорукий болван! – Месье де Мондиссье, выйдя, наконец, из ступора, разъяренно надвинулся на неуклюжего простолюдина.

И тут Луиза спохватилась, что с ее шеи стекают струйки вина. Платье!

– Платок! – выкрикнула она, поспешно прижимая к корсажу уже испорченную пелеринку. – Дайте же мне платок, сударь!

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-03-12 10:40:56)

+1

14

Манолито с привычной ловкостью шарахнулся и от взбешенного мужа, и от того, чьим бокалом он распорядился в своих целях, а дон Антонио, воспользовавшись тем, что внимание отвлеклось на мужчин, тут же оказался рядом с дамой.

– Сеньора, прошу вас, – вместо того, чтобы протянуть ей платок, он уверенно промокнул вино на ее коже. – Это всецело моя вина, вина хозяина дома. Умоляю, обратите ваш гнев на меня одного. Но сначала позвольте мне проводить вас наверх, позаботиться о вашем платье, помочь…

В это же время секретарь, униженно бубнивший свои извинения на смеси французского и испанского, умудрился занять место по другую сторону от нее.

– Мадам, я виноват, очень виноват, теперь ноги вашей здесь не будет, мадам…

– Ага, – громко протянул кто-то, и послышались смешки.

Дон Антонио позволил своему лицу также отразить слабую тень улыбки.

– Сеньора, прошу вас, позвольте мне…

+1

15

Губы Луизы задрожали, и она, выдернув платок из руки испанца, бросила на мужа отчаянный взгляд. Ростом месье де Мондиссье немного не вышел, но не настолько, чтобы жена не могла робко смотреть на него снизу вверх. Будь она одна, она бы за словом в карман не полезла, но при супруге она никак не могла обойтись без его помощи. И мех было жалко до слез!

– Извольте, господин посланник, держать свои руки при себе, – отчеканил мужественный месье де Мондиссье, явно стараясь не замечать, что Мирабель выше его на целую голову. – С вашего разрешения, мадам де Мондиссье потребуются услуги служанки. Я сам провожу ее. Уверяю вас, мы не стесним вас надолго.

– Отруби нужны, – вмешалась Луиза, начавшая по-настоящему опасаться за жизнь и здоровье мужа. – Горячие.

Месье де Мондиссье поперхнулся на полуслове и уставился на жену.

– Чтобы пятна вывести, – простодушно объяснила она. – Ну хотя бы попробовать. Только лучше бы поскорее, тут каждая минута дорога.

Над каминной полкой красовалось огромное зеркало, но Луиза стояла от него сбоку и поэтому никак не могла понять, испортил ли зловредный испанец ей еще и платье. Ведь как нарочно!

+1

16

Дон Антонио испытал почти необоримый соблазн умыть руки и отправить эту вздорную супружескую пару в гостевую комнату, пусть там делают что угодно — с отрубями или без. Разумеется, пребывая в здравом уме и твердой памяти, поддаваться этому порыву он не собирался, да и Манолито, на которого по его вине теперь волком смотрели едва ли не все гости, это бы не понравилось.

- Разумеется, дон Мигель, - учтиво проговорил он. - Я провожу вас обоих в спальню и пришлю к вам горничную. С отрубями.

Горячие отруби, пресвятая Дева Аточская и все святые угодники! Маркиз представления не имел, имеются ли онив доме и как их греть, но это было делом служанки. А при некотором везении подготовка должна была занять какое-то время, и вряд ли сеньор де Мондиссье захочет провести его, слушая причитания жены – и возвратится в гостиную. И даже если ему вздумается стать на часах у дверей, именно на этот случай дон Антонио собирался отвести их в свою спальню, в которую, разумеется, вела не одна дверь.

Отредактировано Мирабель (2016-03-15 02:27:25)

+1

17

Спальня у господина маркиза оказалась намного роскошнее чем ее собственная, но Луиза разглядывать ее не стала, а сразу же кинулась к зеркалу. Месье де Мондиссье говорил еще что-то испанцу, отказываясь от чего-то, но Луиза не слушала, вертясь во все стороны. Так и есть — на правом плече на платье тоже красные брызги остались, совсем немного, но все одно жалко невыносимо. И когда же придет она, эта горничная, соли бы надо...

- Сеньор, - Луиза бросила испорченную пелеринку на богато расшитое золотом покрывало на кровати и обернулась к двери, - надо бы еще соли…

Тут в комнату вбежала белокурая девица, и Луизе стало не до испанца, тут бы с платьем разобраться. И ой, как же сказать по-испански «отруби»?

К счастью, служанка оказалась, во-первых, француженка, а во-вторых, понятливая. Куда подевался господин маркиз и когда, Луиза не заметила, но когда горничная принялась распускать шнуровку, сама предложила месье де Мондиссье не томиться понапрасну в спальне, а пойти пока к другим гостям. Конечно же, месье де Мондиссье благородно отказался иметь дело с подобным обществом, но ведь она же предложила? Не совсем от чистого сердца, правда, что греха таить, а сообразив, что все это несчастье с вином испанец и сам мог подстроить, а тогда захочет прийти… Ну да что за разница, если месье де Мондиссье все одно отказался? Пришлось попросить его караулить за дверью, чтобы никто не вошел.

Луиза плотнее запахнула полы бархатного шлафрока, который служанка дала ей вместо унесенного платья и уселась на край кровати. Надо было домой ехать, а то сидишь тут как кукла и заняться нечем.

Посидев еще минутку, она вскочила и, чутко прислушиваясь к каждому шороху, подкралась к стоявшему у окна письменному столу и принялась пробовать ящикм. Все они были заперты, но Луизу это только раззадорило, и она вытащила из прически шпильку потолще, ту самую, которую как-то одному наглецу в бок загнала.

+1

18

Вернувшись в гостиную, дон Антонио мысленно кивнул самому себе — Манолито там не было. Понятно было, что он пойдет отдавать нужные распоряжения горничной и возвращаться после такого явного конфуза вряд ли пожелает. И спорить можно было, что он предупредил уже Жаннетон, что мужа надо из спальни убрать. А вот справится ли она? В умственные способности третьего сословия маркиз не особо верил, несмотря даже на пример своего секретаря. А вдруг сеньор не захочет уходить? Мало ли что может прийти в голову мужу и жене, оказавшимся в чужой спальне!

От фривольных мыслей его отвлекла возникшая на минуту в дверях кругленькая фигура. Мелькнул и исчез всполох рыжих волос, но нужный вывод дон Антонио уже сделал. Путь был открыт.

Извинившись перед своим собеседником, он вышел из гостиной, поднялся на второй этаж и спустился снова, но уже по черной лестнице, которая вывела его к коридорчику, откуда слуга мог проникнуть в спальню, не потревожив хозяина ни в кабинете, ни в гостиной. Уже взявшись за ручку, маркиз поколебался, а затем постучал. Не хватало еще, чтобы она подняла крик.

+1

19

Луиза чуть шпильку не выронила, а ведь замок как будто начал поддаваться! Ну что тут делать? И кто вообще стучит, и откуда? Только тут она заметила дверку в дальней стене и, одной рукой придерживая у шеи норовивший распахнуться шлафрок, другой отворила.

– Ой, – прошептала она. Он был настолько выше ее, и эти глаза, черные глаза… Нельзя, ни в коем случае нельзя! Если месье де Мондиссье услышит – а он услышит…

Щеки Луизы заалели.

– Ой, – тем же шепотом повторила она и подняла повыше руку с зажатой в ней шпилькой. Пусть знает, что ей не до глупостей, уж во всяком случае, не сейчас.

+1

20

Дон Антонио поклонился, на всякий случай не спуская глаз со шпильки. Убить не убьет, но неприятностей доставить может немало.

- Заверяю вас, сеньора, - с еле уловимой иронией проговорил он, - я не намерен покушаться ни на вашу честь, ни тем более на вашу жизнь. Примите, умоляю, мои извинения за ущерб, нанесенный вашему наряду. Надеюсь, сеньор герцог оплатит вам новый, раз уж этот пострадал у него на службе. Вы позволите?

Он обозначил шаг вперед, пристально следя за каждым движением дамы.

В шлафроке, в который она сейчас куталась, маркиз видел великое множество разных женщин – но при совершенно иных обстоятельствах. И очень важно было не позволить этим обстоятельствам затмить ему разум. Сеньора де Мондиссье, с ее эфемерной хрупкостью и невинным взглядом, была вовсе не в его вкусе. Или не таким уж невинным был этот взгляд?

Дон Антонио протянул руку за шпилькой, гадая, как много дама ему позволит.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Странная пара: туфелька и сапог. Октябрь 1628 года