Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Deus ex machina. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года.


Deus ex machina. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года.

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Предлагать помощь во второй раз Атос не стал. Он молча ждал, пока капитан поднимется, и только потом все же рискнул поддержать его под локоть. Мушкетер полностью признавал право Кавуа стоять перед королем, шатаясь, словно сосна в бурю, но счел, что повторное падение не доставит радости ни монарху, ни гвардейцу. Ставка гугенотов. В замке. И его величество, который, чего доброго, пожелает лично принять участие в вылазке. Прелестно, черт подери. И куда все же подевался второй?

+4

22

- Много, - отозвался капитан, осознавая, что его держат. И шевельнулся, выпрямляя спину и пытаясь избежать этой непрошеной помощи. На глазах у короля и мушкетеров?..
Атоса это могло задеть, но в том, что как раз Атос его поймет, Кавуа не сомневался. Господи, сколько же их было вокруг? Трое, четверо? Пятеро?!.. Не в плен же они его взяли!

- Я видел... Пятерых бойцов. Но это не все.

"Без Ронэ..."

- Еще в самом замке. Есть солдаты. Теперь на трех или четырех меньше, но все равно еще много. И слуги.

+4

23

- Сколько человек потребуется для захвата замка? - лейтенант решил вытянуть из Кавуа всё разом, пока тот ещё был в состоянии держаться на ногах и отвечать на вопросы. - Какие-то особенности этого замка, есть ли они?

В это же время Людовик напрасно пытался прислушаться к разговору между офицерами, досадуя, что собственные мушкетёры и люди Лориньяка окружили его плотным кольцом, не давая даже пошевелиться.

- Капитану требуется помощь? - он повысил голос в достаточной мере, чтобы быть услышанным как начальником кардинальской роты, так и теми, кто устремился ему на выручку.

+3

24

Уловив движение, Атос убрал руку – не столько щадя самолюбие капитана, сколько рассудив, что в плотном окружении упасть ему все равно не дадут. Расспросы лейтенанта были совершенно закономерными, однако сам Атос предпочел бы узнать кое-что другое. Что за гугеноты засели в этом замке, если Кавуа так настаивает на их задержании? Лейтенант, понятное дело, не упустит способа отличиться перед королем. Рискуя при этом головой самого короля – и даже не задумавшись об этом.

Вмешиваться в разговор старших офицеров  простому мушкетеру не полагалось. Но отвечать на вопрос монарха, заданный к тому же заметно раздраженным тоном – полагалось вполне.

- Капитан ранен, ваше величество, - мысленно извинившись перед Кавуа, достаточно громко и отчетливо сообщил он. Было очевидно, что пикардийский упрямец скорее вновь свалится носом вниз, чем сознается при короле, что едва держится на ногах. А то и пожелает лично проводить их к замку.

+4

25

Кавуа думал целых несколько секунд, мысленно досадуя из-за слов Атоса, которые, хоть и были справедливы, прозвучали несколько не вовремя.
Он не мог не понимать, насколько ослабел, но возможность расплатиться сполна и за все с обитателями поместья была так заманчиво близка. Кроме того, шевалье де Майон... Ах, если бы только Атос знал!
Но говорить об этом в таком тесном кругу было несусветной глупостью.
Существовал некий шанс, что Его Величество захочет принять участие в штурме. Нисколько не ставя под сомнение доблесть короля, капитан все же желал бы для него большей безопасности; и если отговаривать его Кавуа не рискнул бы, не будучи приближенным Людовика, то позаботиться о том, чтобы рядом, по крайней мере, было как можно больше вооруженных людей, он мог.
Здесь была небольшая группа... Но в Ла Жарн стоял полк.
Про особенности замка пикардиец рассказать мог - и рассказал обо всем, что успел увидеть, добавив про вероятное наличие подземного хода. А вот число солдат, необходимое для удачного штурма, сильно завысил. Как памятуя о том, что обороняться всегда легче, чем идти на приступ, так и предполагая, что части этих солдат придется заботиться о сохранении жизни Его Величества.

+3

26

Капитан де Лориньяк, по знаку своего лейтенанта подъехавший к месту, где стоял гвардеец, слышал весь рассказ целиком. Как и Кавуа с Атосом, его одолевала одна мысль - не позволить королю ринуться в замок.

- Сможете добраться верхом до нашего лагеря, сударь? - спросил он пикардийца, пока один из его людей спешивался, чтобы уступить коня первому. - Сомневаюсь, что стоит ехать в ставку его преосвященства, пока ваши не раны не будут обработаны.

Людовик тем временем уже впадал в нетерпение. Так долго пребывать в неведении, перед тем успев представить себе отряд вооружённых англичан вперемешку с их собратьями-гугенотами, казалось невыносимым. Не обращая внимания на протесты мушкетёров, он выбрался из-за живого ограждения и подъехал к Кавуа, когда тот уже завершил свой рассказ.

- Ваше величество, - Лориньяк вкратце изложил королю содержание речи гвардейца и молил Бога, чтобы над лихой удалью Генриха в его сыне возобладало его же, Беарнца, благоразумие.

К счастью для всех, так и случилось.

- Сперва едем в Ла-Жарн.

+2

27

Когда, несколько минут спустя, перестук копыт и возбужденные голоса стихли за дюнами, Теодор, спотыкаясь и оскальзываясь, также спустился к дороге. Ругаться, вслух или про себя, когда у тебя зуб на зуб не попадает…

Небо еще оставалось черным, но дорогу кое-как различить было можно, и он скорее побежал, чем пошел следом за отрядом. Они появились так быстро – до Ла-Жарн было, верно, рукой подать, а там…

Часовые. А его вид. И недавняя стрельба.

Теперь он смог чертыхнуться.

Идти дальше. Обойти посты – проклятье, это будет непросто. И – куда?

Дорога к поместью Нуаре? А там? Другой полк? Вторая дорога? Там, помнится, была развилка…

Теодор мысленно обозвал самого себя круглым дураком. Это, по крайней мере, было привычно.

Ждать до рассвета было еще глупее.

И он поспешил вперед, вглядываясь в темноту не только обоими уже глазами, но и, казалось, всем телом.

*

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Deus ex machina. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года.