Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Ложь во спасение. Мёдон, 15-16 декабря 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон проводят ночь в Медоне.
За грехи любимых платят двое. 2 февраля 1629 года: Г-н де Ронэ и г-жа де Бутвиль снова встречаются с неприятностями.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Капитан де Кавуа выражает благодарность г-ну Атосу.
Как много девушек хороших... 1 февраля 1629 года: Граф де Монтрезор знакомится с м-ль де Лекур.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Хабанера. Начало февраля 1629 года, Гавана: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с женихом доньи Хосефы.
Ошибка это решение, которое могло оказаться правильным. 15 дек. 1628г.: Г-н де Рошфор вычисляет г-на де Корнильона.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 янв. 1629 года: Г-жа де Кавуа и г-н Барнье спасают г-на капитана.
Кто помогает в беде, попадает в худшую. 30 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье просит г-на Портоса об услуге.
На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Te amaré. 25 сентября 1627 года.


Te amaré. 25 сентября 1627 года.

Сообщений 41 страница 47 из 47

41

Кавуа неохотно выпустил любовницу.
На то, чтобы привести себя в порядок, много времени ему не потребовалось, но с камзолом и колетом пришлось повозиться. Пальцы слушались все хуже и хуже. Повязка, удобная утром, сейчас стала слишком тугой. Он, конечно, знал, что это значит.
В прошлый раз все обошлось, спасибо лекарскому искусству Барнье. Глядишь, и в этот обойдется.

- Если приедет кто-нибудь знакомый... - проговорил он, сражаясь со шнуровкой колета. - И позовет куда-нибудь... Не надо с ним ехать. По крайней мере, без меня - не надо.

+1

42

Франсуаза, успевшая уже накинуть платье и обеими руками придерживавшая его на плечах в ожидании, когда Кавуа сможет помочь его зашнуровать (и отчаянно позавидовавшая в этот момент собственной горничной, в одежде которой шнуровка располагалась спереди), обернулась так резко, что распущенные волосы хлестнули ее по щеке.

- Почему? – Сердце кольнула иголочка страха. Если Кавуа считал, что ей нельзя ехать куда-то со знакомыми, значит… значит, это был кто-то из своих?! - Вы… ты что-то узнал?

Она стремительно шагнула к гвардейцу.

- Кто это был?

Вопрос, обращенный к спине капитана, прозвучал неожиданно резко.

+2

43

Он обернулся. Франсуаза была так хороша, что Кавуа снова пожалел, что они не в его поместье. Или хотя бы шатре.

- Я пока ничего не могу сказать, - он с сожалением покачал головой и все-таки зашел за спину любовнице, чтобы помочь с платьем. - Позже.

Трудно было не отвлекаться на поцелуи - и плечи, и шея были так соблазнительно близко. И гвардеец отвлекался, конечно. Но все же закончил шнуровку до того, как желание снова распустить ее могло бы взять верх над остатками благоразумия.

+1

44

Перебросив длинные волосы на грудь, чтобы не путались в шнурках, Франсуаза молча ждала, пока Кавуа справится. Дело продвигалось медленно, еще и потому, что капитан то и дело прерывал свое занятие, чтобы коснуться губами ее шеи. Еще не до конца остывшее тело отзывалось пробегающими по спине мурашками, но молодая женщина лишь прикусила губу и, когда платье наконец было приведено в порядок, развернулась к Кавуа лицом.

- Почему? – в упор спросила она; сухие глаза горели. – Это была моя семья, моя семья и мой дом! Почему мне нельзя знать?

+1

45

- Можно, - немедленно ответил он, мягко опуская ладонь на округлое женское плечо. - Когда я сам буду знать наверняка.

...И ей уже не придется ни о чем беспокоиться.
Зеленые, по-волчьи хищные глаза слегка потемнели. То ли от не до конца остывшего желания, то ли в предвкушении расправы. Ненависть - тоже страсть, хоть и иного рода.

+1

46

Еще несколько секунд она продолжала меряться с ним взглядами, но потом обмякла, напряженное как струна тело дрогнуло, поникло, и Франсуаза, подавшись вперед, молча уткнулась лбом в плечо капитана. Она понимала, что ей остается только ждать. Ждать и верить, что он вернется – и вернется с добрыми вестями.

- Прости, - не поднимая головы, тихо сказала она.

+1

47

Он обнимал любовницу еще несколько мгновений, вдыхая волшебный запах ее волос, а потом все-таки разжал объятия, чтобы дотянуться до гребня и вложить его в руку Франсуазы.

- Мне уже почти пора, - извиняющимся тоном произнес гвардеец.

Несколько быстрых, безжалостных движений гребнем – и Франсуаза, подобрав с пола несколько разлетевшихся шпилек, проворно сколола волосы в узел на затылке. По счастью, ее прическа с самого начала не отличалась сложностью, так что навряд ли кто-нибудь из слуг мог бы углядеть отличие от того, что было до визита Кавуа. Вот скрыть от зоркого взгляда мадам дю Фонтре исцелованные, припухшие губы вряд ли удастся, но с этим уже ничего не поделаешь…
- Я готова.
Ей отчаянно хотелось спросить, когда гвардеец приедет снова, но молодая женщина удержалась – и помешала ей не только гордость, быть может, неожиданная теперь, когда она принадлежала ему целиком, но и еще одно. То, что он так и не сказал ни слова о любви. И догадывался ли он, что любим сам – Бог весть. Может быть, и к лучшему. Отодвинув засов и приоткрыв дверь, которая, к счастью, даже не скрипнула, Франсуаза несколько мгновений чутко прислушивалась, а затем оглянулась на любовника.
- Идем?

Он помедлил - совсем немного, потому что взгляд в очередной раз упал на вышивку, белое на белом - а потом шагнул к двери.

Эпизод завершен

В соавторстве

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Te amaré. 25 сентября 1627 года.