Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я иду тебя искать... 28 ноября 1628 года


Я иду тебя искать... 28 ноября 1628 года

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

После эпизода Истина в вине. Ночь с 26 на 27 ноября 1628 года

0

21

Документ.
Кавуа слегка прищурился.
В сочетании со словом "задание" все это приобретало вполне законченный вид, если только... Если только прекрасное создание не пытается снова его обмануть.
Если судить по ее словам, задание все же было выполнено... А документ был важен только для нее самой. Настолько важен, что она готова была заплатить любую цену?

- Я хотел бы внести немного больше ясности, - мягко улыбнулся гвардеец. - Поэтому задам вам два вопроса. Первый из них звучит так: этот документ имеет ценность только для вас или для Его Высокопреосвященства тоже? Второй: что видится вам более важным, возврат бумаги или смерть господина Атоса? Что, если первое станет невозможным после того, как сбудется второе?

+2

22

- Этот документ имеет большую ценность для меня, - не задумываясь, ответила миледи, - И по некоторым личным причинам мне бы не хотелось, чтобы Его Высокопреосвященство узнал о том, что он был у меня похищен.

Конечно, она этого не хотела. Если кардинал решит сам разобраться в этой истории и допросить Атоса - кто знает, что наговорит ему этот негодяй? Разумеется, он не будет молчать о лилии на ее плече. Нет уж... лучше как можно скорее решить все самой.

- Я уверена, что найду способ вернуть бумагу после смерти Атоса, - о, как чудесно звучало это сочетание: "смерть Атоса"! - Пока он жив, это сделать гораздо сложнее.

Анна ни за что бы не призналась, но она испытывала к Атосу такой страх, какого, наверное, не испытывала больше ни к кому в своей жизни. И ненависть. Она не могла теперь спокойно жить, зная, что граф де Ла Фер в плаще мушкетера преспокойно разгуливает себе по Парижу.

- Но если в самом деле встанет такой выбор: бумага или его смерть - то я предпочту второе.

+3

23

Кавуа в службу Его Высокопреосвященству тоже привносил немало личного. Хотя никогда об этом не распространялся.
Но называть потерянные документы "личным делом"?
Все принимало более серьезный оборот, чем показалось капитану вначале. Миледи была женщиной, ей было простительно следовать велениям гнева или досады, но Кавуа видел в этом ошибку.
Может быть, в том числе и потому, что не разделял ее уверенности. "Найду способ" и "есть способ" - внимательный человек уловит разницу, невнимательному нечего делать ни среди шпионов, ни среди телохранителей, и капитан был убежден, что миледи не оговорилась.
Кроме того, он знал, как Ришелье относится к недомолвкам со стороны своих людей.

- Я понял вас, мадам, - Кавуа надолго приложился к бокалу. Даже не скрывая, что обдумывает сказанное.
Когда бокал почти опустел, гвардеец поднял глаза на гостью.

- Мне видится недальновидным решать только одну проблему, если есть возможность решить две, - говорил он, конечно, о том, о чем думал в этот момент. -  Что это за бумага? Возможно, мне удастся... Увидеть ее. Хотелось бы иметь возможность ее опознать.

+2

24

Теперь размышлять пришлось Анне. Рассказать об охранном листе капитану? А если это дойдет до монсеньора? Что подумает Ришелье о своей шпионке? Скорее всего, ничего хорошего. Позволить какому-то мушкетеру отнять у нее документ, который она с таким трудом выпросила, причем сразу же после его получения... это не просто промах. Это неуклюжий промах. И выглядит она при этом крайне глупо. Меньше всего на свете миледи хотелось бы показаться кардиналу глупой. Но... если капитану удастся и найти бумагу, и прикончить Атоса, это будет сказочным везением.

Бокал миледи незаметно опустел. Зато она сделала свой выбор.

- Эта бумага подтверждает мое право действовать... определенным образом. Это охранный лист. Но в нем нет моего имени. Поэтому любой, кто завладеет им, может использовать его в своих интересах.

Ну вот, она открыла почти все свои карты. Странно, но Анна почувствовала при этом почти облегчение.

- Но я не представляю, каким образом можно забрать его у Атоса. Он отнял у меня этот лист, приставив мне ко лбу пистолет. Однако, что-то мне подсказывает, что таким же образом убедить его вернуть бумагу будет невозможно. Это... это какой-то сумасшедший.

+1

25

- Откуда он узнал, что у вас есть эта бумага?

Кавуа поставил на стол свой бокал. Бутылка опустела незаметно; по крайней мере, он надеялся, что у гостьи не создалось впечатления, что ее пытаются напоить.
За колокольчик он пока не брался - появление слуги прервало бы разговор, а явление новых даров Бахуса сделало бы его, пожалуй, уже не столь связным.

Кавуа не мог согласиться с оценкой миледи. Он знал Атоса как человека сдержанного, умного и с безупречными манерами. И если в обмен на такую бумагу он мог угрожать леди Винтер пистолетом...
Вероятно, мог.
Собирается он использовать эту бумагу? Для чего? Или таким образом он лишал маневра миледи?

+2

26

Миледи начала терять терпение. Капитан вроде бы согласился помочь, но зачем-то устраивал ей этот допрос. Да какая, к дьяволу, разница, как этот проклятый Атос узнал об этой бумаге?
Анна опустила ресницы, стараясь скрыть от собеседника свое раздражение.

- Подслушал, надо полагать. Потому что стоило Его Высокопреосвященству написать ее и выйти из комнаты, как тут же появился Атос. И сразу же заговорил о бумаге.

Предупреждая новый вопрос капитана, Анна добавила:

- Наш милый разговор происходил во время осады Ла-Рошели, в таверне Красная голубятня. Я до сих пор не понимаю, как ему удалось проскочить через мою охрану. Болваны...

Наверное, в ее болтливости было виновато вино. Как хорошо, что оно закончилось. Анна уже чувствовала нарастающее желание поговорить с капитаном по душам.
Но, едва она представила, что может последовать за ее откровениями, как мгновенно протрезвела... слегка. Нет уж. Она достаточно сказала.

+2

27

Кавуа слегка кивнул, отвечая и миледи, и своим мыслям.
Надо же, еще во время осады. Возможно, не слишком давно. Но спохватилась она только сейчас. Когда бумага могла быть уже несколько раз использована как по назначению, так и в ином качестве.
"Открытый лист"?
Для чего Ришелье мог выдать миледи открытый лист?
Кавуа знал, что покровитель бывал весьма щедр. Но настолько?
Действовать определенным образом. Что скрывалось за этими словами?

- Поверьте, я хорошо понимаю ваши чувства, - заверил пикардиец свою собеседницу. - И постараюсь помочь.

+1

28

"Постараюсь помочь" -  звучало обнадеживающе, но еще лучше прозвучало бы "обязательно помогу". Но привередничать в ее ситуации не было смысла. Быстрее, чем капитану, к Атосу никому не добраться. Но пока он будет действовать, миледи тоже не станет сидеть сложа руки. О, она слишком хорошо помнила слова несостоявшегося покойника о том, что он следил за ней, оставаясь в тени... Пришло время поменяться ролями.

- Я очень рада, что мы поняли друг друга, - ее улыбка больше походила на оскал, и это был один из тех редких моментов, когда миледи утратила контроль над выражением своего лица.

+3

29

Кавуа усмехнулся. Это уже всерьез походило на угрозу.
Он ее понял - вероятно. Поняла ли она его - и насколько хорошо?
Они ходили по таким разным дорогам.

- Я очень надеюсь, - промурлыкал он. - Что это действительно так. И если в этом деле вам помогает кто-нибудь еще, предупредите меня заранее. В противном случае... Может выйти неловко. Не зная, что человек действует из самых лучших побуждений, так легко принять его за корыстолюбца, преследующего исключительно собственные интересы.

Со всеми вытекающими.
Бывший бретер открыто и приязненно улыбнулся даме.

+2

30

Анна решила, что настало время договориться о цене поконкретнее. Она понятия не имела, какую предложить капитану цену за жизнь Атоса. Но согласна была дать ему все, что он попросит. Деньги - хоть все, какие у нее есть. Чью-нибудь жизнь взамен? И на это она была готова. Но не проще ли не гадать, а спросить напрямик?

Миледи улыбнулась собеседнику одной из своих самых милых улыбок.

- Я пришла к Вам и только к Вам - ибо кто же еще кроме Вас сможет справиться с этим дьяволом в человеческом обличье? Мне больше не к кому было обратиться. Но капитан, я ведь могу говорить начистоту? Я прекрасно понимаю, что всякое доброе дело заслуживает самой высокой награды. По-вашему, какой должна быть награда тому, кто не оставил даму в беде и вызвался ей помочь?

+2

31

У пикардийца был готов ответ на этот вопрос. Деньги миледи его не интересовали, а вот ум, красота и обаяние...
Количество людей, в открытую или втихомолку желающих смерти капитана кардинальской гвардии, никогда не бывало постоянным, то уменьшаясь, то увеличиваясь, и не всегда это было связано с фамильной склочностью характера самого Кавуа, но на этот раз у него были основания строить определенные предположения - не так давно кто-то вновь заплатил за его смерть. Очень хотелось узнать, чьих рук это было дело.

- Услуга за услугу, мадам, - предложил капитан. - Я был бы рад помочь вам совершенно бескорыстно, но сам нахожусь в затруднительном положении. Вам известно имя вашего врага, мне же остается только предполагать... И если бы вам удалось добавить веса моим предположениям, подкрепить их чем-нибудь или развеять полностью, я не стал бы желать иного.

+1

32

Да, расплатиться деньгами было бы намного проще. Врагом капитана мог оказаться абсолютно любой - такой человек, как де Кавуа, мог легко нажить врага на ровном месте и даже не заметить этого. Но ради того, чтобы Атос отправился кормить червей, Анна согласна была шпионить за кем угодно. и не только шпионить.

- Хорошо, капитан, - кивнула миледи, задумчиво покручивая кольцо на пальце, - Поделитесь же своими предположениями, и я сделаю все, от меня зависящее, чтобы Вас не тревожили сомнения.

А если ей повезет, то у де Кавуа одним врагом станет меньше. И это будет справедливой и адекватной расплатой.

+1

33

Капитан слегка развеселился, пытаясь предугадать реакцию своей прекрасной собеседницы на имя, которое вот-вот должно было прозвучать.

- Мы немного повздорили под Ларошелью. Боюсь, тому было немало свидетелей... Обстоятельства не позволяли нам разрешить это недоразумение каким-нибудь достойным образом, да и времени прошло немало, но некоторые угли имеют свойство тлеть даже под пеплом. Я хотел бы только знать, не более, - он выразительно посмотрел в глаза леди Винтер. - Я говорю о герцоге Ангулемском. И вы понимаете, какую осторожность следует соблюдать, когда речь идет о таких людях.

+1

34

Только благодаря умению владеть собой Анна сумела сдержать удивленный вскрик. Но нужно было обладать невозмутимостью каменной статуи, чтобы на лице не отразилось то изумление, которое она испытала, услышав имя врага Франсуа де Кавуа.

Герцог Ангулемский... повздорили... Однако, капитан не разменивается по мелочам.

Анна уважительно посмотрела на собеседника и улыбнулась ему - впервые за весь разговор улыбнулась искренне.

- Не скрою, Вы меня несколько... удивили, - миледи значительно преуменьшила то впечатление, которое произвело на нее прозвучавшее только что имя. - Но я сделаю все, что будет в моих силах, обещаю Вам.

Выполнить просьбу капитана будет очень сложно, почти невозможно. Но какое это имеет значение? Она должна справиться, других вариантов не может быть.

+1

35

Кавуа благодарно склонил голову и поднес руку дамы к губам. Они поняли друг друга - по крайней мере, хотелось в это верить. Конечно, он мог ошибаться в своем предположении насчет герцога, но если кто-то и сможет добавить новые детали к мозаике, так это миледи. А ему предстояло потянуть за очень запутанную нить.
Поведение, которое описала леди Винтер, было до такой степени нехарактерно для того Атоса, которого он знал, что Кавуа даже задумался на мгновение, не выдал ли кто-то себя за мушкетера?..
Предположение казалось невероятным, но не слишком. Он видел и более невероятные вещи.
Было любопытно, что сказала бы миледи, узнай она, что сидит в том же кресле, в котором еще вчера вечером сидел Атос. Но пикардиец не собирался впечатлять даму такими захватывающими подробностями.

- Надеюсь оказаться вам столь же полезным, - улыбнулся он. - Еще вина?

Он собирался предложить ей и сопровождение, хотя и не знал еще, каким образом прибыла гостья - в карете, портшезе или верхом - это было не столь важно.
Но не прямо сейчас. Тогда, когда она сама соберется уходить.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я иду тебя искать... 28 ноября 1628 года