Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года


В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Он оказался восхитительным любовником, и если Анна о чем-то и жалела, то лишь о том, что слишком долго сомневалась, уступить ему или нет. Она давно уже не испытывала такого головокружительного удовольствия, и теперь твердо решила порвать со своим теперешним любовником, даже если он сумеет ее дождаться. А вот с шевалье можно будет впоследствии встретиться... и не раз... если он, конечно, захочет. Впрочем, Анна не любила заглядывать далеко вперед. Пока что предстоящее путешествие неожиданно превратилось из серьезного задания в увлекательное и многообещающее приключение, и как она ни старалась заставить себя думать по-другому, ничего не получалось.

Тем временем действительность достигла ее сознания, и Анна обнаружила себя лежащей в одной сорочке на полу рядом с де Ронэ. Миледи невольно вздрогнула. Она настолько потеряла голову от охватившей ее страсти, что едва не позабыла об осторожности. К счастью, он не увидел ее плечо. Успокоившись на этот счет, Анна приподнялась на локте, с довольной улыбкой глядя на мужчину.

- Думаю, сейчас самое время узнать, как Ваше имя, господин де Ронэ, - сказала она.

+1

22

– Теодор. Дар божий.

Улыбаясь, бретер притянул к себе женщину, наслаждаясь равно теплом ее тела и его запахами, нежась в золотом шелке ее волос и в отголосках утоленной страсти. В крови бился еще пульс того, что сложилось между ними.

        Стон не на рифмы изойдет – на крик,
        Который в эхе не найдет ответа,
        И горло хриплым воплем догорит,
        Взойдут все звезды и зайдут планеты.

        А ты одна останешься – луна,
        Диана целомудренная. Имя
        Не для тебя. И я произнесу

        Тебя по буквам, каждым пальцем на
        Руке, губами словно не своими…

И тут он не сумел уже продолжить, закончить сонет. Последняя строчка пришла только сейчас.

        Напрасно все. Под хвост. Но хоть не псу.

– А ваше… миледи?

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-15 16:16:51)

+1

23

- Те-о-дор, - нараспев повторила миледи, - Красивое имя.

Странно, даже после того, как ее желание было удовлетворено, он продолжал ей нравиться. Такое случалось крайне редко.

- Анна, - ответила она на вопрос, рассеянно водя кончиками пальцев по его груди, - Было очень приятно с Вами познакомиться, сударь...

Казалось, она может так пролежать всю ночь. Блаженная усталость охватила ее тело, глаза сами собой закрывались... Но нужно было вставать. Вставать, чтобы перебраться в более уютное место. Ковер в гостиной хорош только для кратковременной страсти, а вот чтобы как следует отдохнуть, нужна удобная и широкая кровать. И вдруг она поняла, что хочет, чтобы Теодор остался и отправился в ее кровать вместе с ней.

- Я думаю, Вам лучше провести эту ночь здесь, - сказала Анна, - Нам ведь выезжать завтра утром...

Отредактировано Миледи (2016-02-15 17:50:41)

+1

24

Теодор заметно вздрогнул, когда молодая женщина назвалась. Но промолчал. И, отвечая на ее практичность, приподнялся на локте.

– Ничто не доставит мне большего удовольствия, мадам. Omnia mea mecum porto. – Здесь он говорил чистую правду: о том, что уезжать придется завтра и, возможно, с утра, его предупредили, и, направляясь в дом леди Винтер, он собрался как для похода. Не рассчитывая особо, что его оставят ночевать. Но на всякий случай. – Или, если быть точным, не я, а моя лошадь.

Нет, мальчишка, конечно, будет ждать до утра, но Козочке ночь под дождем вряд ли понравится. Не оборачиваясь, он принялся на ощупь искать свои штаны. Не предлагать же даме отдать подобное распоряжение дворецкому! Чудо вообще, что никто не зашел. Или – не чудо. Но идти в спальню голышом, да еще и при первом визите…

+1

25

Анна нехотя поднялась и подошла к сброшенному в кресло платью. Нет, она не собиралась его надевать. В одиночку ей и не справиться с этим, а Теодор вряд ли сможет ей помочь. Да и нужно ли?
Анна подождала, пока Теодор оденется, и позвонила. Она с удовольствием наблюдала за смятенным выражением лица вошедшей Кэтти, которая не знала, куда ей смотреть - то ли на почти раздетую госпожу, то ли на почти одетого ее гостя, то ли на царивший в комнате легкий и недвусмысленный беспорядок. Ее смущение всегда веселило Анну, ведь девушке не раз приходилось становиться свидетельницей подобных сцен, а она все никак не могла привыкнуть.

- Проследи, чтоб на лестнице и в коридоре никого не было, - приказала миледи. В том, что Кэтти будет держать язык за зубами, Анна не сомневалась, а вот остальным слугам незачем видеть ее в одной рубашке.

Когда девушка исчезла за дверью, Анна неторопливо собрала разбросанные возле кресла бумаги, сложила их в футляр и тщательно застегнула его, после чего обернулась к де Ронэ.

- Пойдемте, Теодор, у нас осталось так мало времени для отдыха...

Дом, подчиняясь приказу миледи, словно вымер - по дороге в спальню им никто не встретился.

- Может быть, вы хотите чего-нибудь, Теодор? - спросила Анна, подходя к заботливо расстеленной кровати.

Отредактировано Миледи (2016-02-15 23:08:46)

+1

26

По поведению доверенной горничной можно немало сказать о госпоже. Если Теодор хотел скрыть любопытство, с которым он наблюдал за служанкой, ему это не удалось. Но он об этом не думал – только отметил, что, судя по смущению девушки, такого рода сцены были для нее в новинку.

Тем лучше.

Он подобрал с пола пояс, перевязь со шпагой, камзол и сапоги, поднялся вслед за красавицей по едва освещенной лестнице – но задержался на пороге спальни.

– Милочка. – В темноте чувствовалось чужое живое присутствие. – Скажи вашему дворецкому, пусть позаботится о моей лошади.

Бросив сапоги у двери, где слуги смогут их найти и вычистить, он задвинул засов и огляделся, подыскивая подходящее место для оружия.

– Хочу. Вас. Но еще не сию минуту.

+1

27

Анна посмотрела на Теодора взглядом, в котором изумление смешивалось с восхищением. После того, что только что произошло в гостиной... "Хочу Вас"... Похоже, кардинал, сам того не подозревая, вместо задания наградил ее сказочным отдыхом. Она почувствовала, как в ее уставшем и расслабленном теле вновь зарождается желание, и попробовала воззвать к собственному разуму. Нельзя так увлекаться, вначале дело - затем удовольствие. Но разум упорно молчал.

- Не сию минуту, - эхом повторила она и торопливо юркнула под одеяло, - И Вам, и мне нужно отдохнуть. Идите же сюда.

+1

28

Теодор скрыл улыбку. Мужчины не так плохо знают, чего хотят женщины. Говорить о любви он не смог бы, и это было бы не к месту, но подчеркнуть желание – почему нет. Он не лгал.

Не найдя ничего более подходящего, он пристроил перевязь и пояс с оружием в кресле у туалетного столика, бросил туда же камзол и принялся раздеваться. Несколько мгновений холода с лихвой искупались возможностью чувствовать затем женщину всем телом. Любиться в одежде он не любил.

Очутившись под одеялом, ощутив жар, оставленный только что унесенной грелкой, он прильнул на миг к миледи, наслаждаясь теплом и нежностью ее кожи под тонкой батистовой сорочкой, а потом потянул из ее растрепавшейся прически первую шпильку.

***

Пробившееся сквозь занавески солнце разбудило Теодора, но несколько мгновений он лежал не шевелясь, рассеянно глядя на украшенный вышивкой и золотыми кистями полог. Горничная, похоже, либо не решилась разбудить госпожу, либо даже не получила такого распоряжения.

Хорошее начало поездки. Несколько часов ничего не изменят.

Улыбаясь, он нырнул под одеяло и притянул к себе молодую женщину, намереваясь разбудить ее способом, который полагал самым приятным на свете.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-16 19:17:14)

+1

29

Анна плыла на мягких облаках куда-то в сверкающую искрами тьму. Было тихо, тепло и очень уютно. Блаженная нега окутывала все ее тело. Если это был не рай, то его преддверие, не иначе.

Она уже давно не испытывала такого умиротворения, как после вчерашней бурной ночи, и теперь сон ее был глубоким и безмятежным. Если бы кто-нибудь напомнил ей, что она собиралась выехать из Парижа на рассвете, она бы не поверила. Куда-то ехать? Нет, на это сейчас не было совершенно никаких сил. Только спать...

Спокойствие ее было внезапно нарушено. Еще не проснувшись окончательно, она инстинктивно прижалась к горячему мужскому телу и, не открывая глаз, довольно что-то пробормотала. И вдруг, вспомнив про клеймо, моментально проснулась и распахнула глаза. Яркий солнечный свет заставил ее заморгать. Анна повела плечом и с облегчением убедилась, что сорочка все еще на ней. Успокоившись, она провела рукой по груди Теодора.

- Нам ведь не обязательно выезжать прямо сейчас? - поинтересовалась она.

+1

30

– Если вы захотите ехать сейчас, – заверил ее Теодор, – я сочту себя оскорбленным.

Трудно сказать, насколько переживания бретера беспокоили миледи, но в следующие полчаса об отъезде не было сказано ни слова. Нельзя сказать, чтобы любовники сохраняли при этом молчание, но и назвать происходившее между ними связным диалогом тоже было нельзя. И сонет, который Теодору удалось сложить в этот раз, не стоил того, чтобы читать его вслух, да и не хватило бы ему дыхания.

Поразительная женщина.

– Завтрак? – спросил он с насмешливо-наигранной надеждой в голосе.

С натяжкой это можно было считать одностишием.

Одностопный хорей.

Оставалось надеяться, что дама не обидится. Он очень не хотел бы ее обидеть.

+1

31

Ей не хотелось шевелиться. Она откинулась на подушки, восстанавливая сбившееся дыхание. "Может быть, никуда не ехать сегодня? Отложить отъезд на один день, провести его в постели... только ничего не делать... просто лежать... на большее я уже, похоже не способна,.." - ее мысли, ленивые и неторопливые, прервал его вопрос. Как же она не подумала об этом сама?

- Я совершенно забыла об обязанностях хозяйки, - Анна приподнялась и села в постели, глядя на любовника смеющимся взглядом, - Но я не виновата в этом, сударь, и Вы должны меня извинить - Ведь это Вы лишили меня способности думать вчера вечером, ночью... и даже сегодня утром.

Небольшое усилие воли - и вот она уже покинула теплую и несколько разоренную постель, быстро подошла к двери и открыла ее. За дверью ожидаемо оказалась Кэтти, которая безуспешно попыталась сделать вид, что только что подошла к спальне миледи. Но Анна была сейчас настолько довольна жизнью, что даже не подумала отчитывать служанку за то, что та бессовестно подслушивала. Анна приказала ей подать завтрак прямо в спальню, а еще затопить камин, нагреть побольше воды и приготовить один из ее мужских костюмов.

Камин успел за ночь прогореть и погаснуть, в комнате было прохладно, слишком прохладно, чтобы оставаться в одной рубашке, и Анна испытывала непреодолимое желание забраться снова под одеяло, но в таком случае ее уже никакая сила не заставила бы снова подняться.

Поэтому она завернулась в теплый халат и подошла к зеркалу, с интересом вглядываясь в свое отражение. Ее обычно бледное лицо теперь раскраснелось, глаза сыто блестели, как у объевшейся сливок кошки, а с губ никак не исчезала довольная улыбка.

Когда принесли завтрак, Анна велела поставить поднос прямо на кровать. Она немного опасалась, что для Теодора ее завтрак покажется слишком легким. Омлет, сыр, хлеб...
Миледи не любила много есть на завтрак, и слуги отлично знали об этом, но, обнаружив на подносе ветчину, паштет и даже поджаренную тушку цыпленка, Анна поняла, что Кэтти отличается не только скромностью, но и инициативностью, так как это дополнение в меню могла внести только она.

- Надеюсь, Вы не возражаете против такого завтрака, Теодор? - спросила Анна, осторожно усаживаясь на кровать рядом с подносом и принимаясь намазывать паштет на кусок хлеба.

+1

32

– Ничуть не возражаю, – засмеялся Теодор и оторвал цыпленку одну из конечностей. При упоминании о горячей воде он тут же раздумал одеваться и следующие несколько минут провалялся под одеялом, откровенно любуясь молодой женщиной и не думая вообще не о чем. Побриться не выйдет, и переменить рубашку – тоже, но хотя бы помыться… – Только не бросайте меня одного, чтобы я не забыл о вас за едой.

        Вино, мой свет, не слаще ваших губ,
        И ваши кудри блещут ярче масла,
        Нежнее ваша кожа чем сей труп
        Цыпленка, и в глазах…

Отчаянно сдерживаемый хохот все-таки прорвался наружу, и стишок остался незаконченным, а поднос едва не соскользнул на пол.

Мясо, хлеб, кружка горячего вина со специями и необыкновенно красивая женщина. Мысль о том, что три четверти этого перечня предстоит оставить позади, смягчалась только пониманием, что самое главное в нем отправится с ним. Или точнее, наоборот.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-17 10:12:52)

+1

33

Неожиданное сравнение, которое Теодор к тому же еще и облек в стихотворную форму, тоже развеселило миледи. С шевалье было удивительно легко. Обычно  наутро, после ночи, проведенной с каким-либо его предшественником, Анна дождаться не могла, когда тот уйдет, поскольку он начинал либо утомлять ее, либо раздражать. А с Теодором подобных чувств и близко не возникало. И это не могло не радовать.

Было очень уютно вот так завтракать вместе с ним, расположившись на залитой лучами утреннего солнца кровати, но всему хорошему всегда наступает конец. Утро постепенно становилось поздним, а она вместо того, чтобы уже скакать в сопровождении де Ронэ по дороге в Венецию, с этим же самым де Ронэ мило завтракает. Видел бы их сейчас Ришелье...

- Мне придется оставить Вас ненадолго, - Анна встала, потому что дверь приоткрылась и в спальню робко заглянула Кэтти - это означало, что ванна для миледи готова. У Анны мелькнула было мысль позвать Теодора с собой, но она тут же представила, во что может превратится купание... и она была бы очень не против, но тогда поездку и вправду придется отложить.

Через двадцать минут Анна вернулась, уже одетая в мужской костюм темно-синего, почти черного, цвета. Наверное, в этой одежде она смотрелась странно, особенно с распущенными волосами, которые она собиралась потом спрятать под шляпой. Но зато мужской костюм был необычайно удобным для путешествия верхом. А главное, для него вовсе не нужен был корсет.

- Ванна для Вас уже готова, - сообщила Анна  любовнику, - Хотите, я пришлю свою служанку, чтобы она помогла Вам?
Ей было очень любопытно, что ответит Теодор.

+1

34

– Помогла? – изумился Теодор, который за время отсутствия красавицы успел закончить свой завтрак и допить вино. – В чем помогла?

Близкие отношения с итальянскими куртизанками влекут, однако, за собой лучшее понимание того, чем женщины могут развлекаться в постели. Служанка была прехорошенькая, и если ее хозяйка намекала на возможность весело провести время втроем... Мелькнувшее на лице бретера сожаление не оставляло больших сомнений, что он уже раскаивается в своем отказе. Но слово, как известно, не воробей. Да и им, хоть они и не почтовые голуби, пора было отправляться.

– Я вас не задержу, – подытожил он и собрал в охапку свое платье, чтоб несколькими минутами позже возвратиться уже одетым, хотя и босиком. Пресвятая Дева, ванна! Отказ от такой роскоши казался кощунством. Но делать нечего, придется отложить до возвращения. Если миледи к тому времени не даст ему отставку. С заколотыми под шляпу волосами она могла уже сойти за красавчика-пажа. Путешествие грозило оказаться весьма занимательным.

– На своих или на почтовых?

Выглянув из спальни, он обнаружил за дверью свои сапоги и вернулся к креслу, чтобы их натянуть. Почистили на совесть.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-17 21:28:38)

+1

35

Дожидаясь Теодора, Анна только и успела, что отдать приказание оседлать лошадей, затем собрать все полученные от Ришелье деньги и письма и накинуть теплый дорожный плащ. Теперь уже медлить было нельзя ни минуты.

- Лучше на своих, - отозвалась она, услышав его вопрос, и, глядя в зеркало, тщательно заправила под шляпу выбившийся вьющийся локон, - К тому же, я уже приказала оседлать их.

Сырой и пронизывающий ветер попытался распахнуть плащ миледи, едва она вышла из дома. Несмотря на яркое солнце, на улице было довольно холодно. Анна невольно поежилась и понадеялась на то, что в дороге сумеет забыть о холоде.

Конюх подвел к ней лошадь, придержал стремя, и Анна вскочила в седло.

- Вам придется показывать мне дорогу, шевалье, - заявила она, - Я никогда не бывала в Венеции.

+1

36

– Что, до Орлеанских ворот?

Теодор привычно проверил подпругу. Решение было правильное – в Париже собирались худшие почтовые клячи в стране, и если она не разбиралась в лошадях сама и не держала в доме кого-то понимающего, разумнее пересесть на почтовых через несколько перегонов. Заодно это снимало с него заботы о судьбе Козочки во время его отсутствия. Правильное решение. Если еще повезет с погодой, есть шанс добраться до Марселя за две недели.

Он взлетел в седло и кивнул конюху, по одежде угадывая в нем сопровождающего. Главное, избавиться от него до вечера. Дома может болтать с кем угодно и что угодно, но компрометировать ее перед трактирной прислугой…

*

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года