Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года


В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Предыдущий эпизод: Кто владеет информацией, тот владеет миром. Январь 1625 года

Вечер того же дня

Отредактировано Миледи (2016-02-12 09:36:27)

0

2

Ледяной дождь перешел к ночи в мокрый снег, но, когда Теодор спешился у богатого особняка на Королевской площади, к нему откуда ни возьмись тут же подскочил мальчишка, с готовностью протягивая руку к поводьям. На стук, однако, отворили не сразу. И, судя по опасливому взгляду, которым слуга окинул позднего посетителя, такого рода гости в обычай хозяйки не входили.

– Шевалье де Ронэ. К леди Винтер.

Лакей был на голову выше бретера и много шире в плечах. Что не помешало ему тревожно поежиться.

– Соблаговолите повременить, сударь, – осторожно предложил он. – Я не уверен, дома ли мадам.

– В такое время? – деланно удивился Теодор. – Я подожду.

Дворецкий, появившийся минуту спустя, знаком приказал лакею избавить гостя от мокрого плаща и шляпы, а затем проводил его в гостиную. Где тот сразу же нашел место у огня, лениво изучая украшавшие каминную полку безделушки.

+1

3

День прошел в домашних хлопотах и сборах, и к вечеру Анна чувствовала себя немного уставшей. Вовсе не желая предстать перед своим спутником в неприглядном виде, она измучила бедняжку Кэтти, которой пришлось изрядно повозиться, чтобы миледи, наконец, понравилось ее отражение в зеркале.

"Интересно, когда именно он явится? - думала Анна, любуясь своими унизанными кольцами руками, - Вечером, сказал кардинал... скорее всего, он вот-вот придет".

Мужчины обычно не опаздывали к ней на свидания, и она была уверена, что и де Ронэ поспешит явиться тотчас же, как только начнет смеркаться.

Но стемнело, зажгли свечи, а господина де Ронэ все не было. Анна нервно мерила шагами гостиную, раздражаясь все больше и больше. Тщательно отрепетированная перед зеркалом любезная и очаровательная улыбка сменилась злобной гримасой.

"Да что он себе вообразил? Что меня можно заставлять ждать?! Меня, доверенное лицо Ришелье! Да кто он такой, этот де Ронэ?"

Сей мысленный поток возмущения прервала появившаяся Кэтти, которая принесла письмо. Взглянув на печать, Анна нахмурилась, узнав ее. Письмо было от одного дворянина, с которым в последнее время у Анны завязались довольно приятные отношения. И если бы не начинавшая проявляться его неуместная назойливость и ревность, отношения эти можно было бы продлить подольше. Не читая, Анна с легкостью могла бы сказать, что будет в этом письме. Пылкие признания, восторги, а в конце - просьба о свидании как можно скорее.

Анна вздохнула, велела Кэтти оставаться в гостиной и, как только появится посетитель, немедленно ее известить. А сама направилась в спальню. Нужно было написать ответ, объяснить правдоподобнее свое долгое отсутствие и выразить свое бесконечное сожаление по поводу предстоящей разлуки.

Написание письма отняло у Анны так много времени, что, когда она, наконец, отложила перо, за окном уже давно стемнело. Миледи устало пробежалась глазами по написанным строкам. Как она ни старалась, любовник все равно разобидится и решит, что ему дали отставку. Миледи вздохнула. Ну и пусть.

Анна запечатала письмо, позвонила, отдала его вошедшей Кэтти и велела назавтра, уже после своего отъезда, отнести его по хорошо известному девушке адресу. И только когда Кэтти робко осведомилась, не желает ли миледи, чтобы она помогла ей раздеться, обратила внимание, что вечер уже закончился, и теперь наступало то время, когда добропорядочные парижане уже укладываются в свои постели. Да и недобропорядочные тоже.

Такое пренебрежение со стороны будущего спутника не могло не разозлить Анну. Свою злобу она привычно излила на Кэтти, накричав на бедную служанку, и как  раз в этот момент ей доложили о приходе шевалье де Ронэ.

Анна тут же забыла о служанке и поспешно направилась в гостиную. Войдя туда, она сразу же увидела у камина незнакомца. От его невысокой фигуры почему-то веяло опасностью, а повязка на глазу только усиливала это ощущение. Миледи вздернула подбородок и смерила шевалье де Ронэ взглядом, в котором ясно читалось: "Наконец-то Вы соизволили почтить меня своим вниманием".

-  Добрый вечер, шевалье, - холодно произнесла Анна, - Или, скорее, доброй ночи. Очевидно, у нас с Вами несколько разные представления о том, что такое вечер. Я ждала Вас гораздо раньше.

Отредактировано Миледи (2016-02-11 23:25:40)

+1

4

Шорох платья заставил бретера обернуться, и его лицо тут же выразило неприкрытое восхищение. Англичанка, которую ему предстояло проводить в Венецию, была необыкновенно хороша собой. Роскошные белокурые волосы, томные голубые глаза и поистине ангельский лик. На мгновение ему почудилась в ней Анна – как если бы дождь, ливший снаружи, размыл на миг и то, что он видел перед собой.

Тебе, пропавшей, от души пропащей…

Бретер склонился в поклоне.

– Если бы я хотя бы догадывался, мадам, что вы оказываете мне честь меня ждать, – возразил он, – вам не пришлось бы мучиться ожиданием. Мои извинения – я возвратился домой лишь вечером и немедленно отправился к вам. От его высокопреосвященства.

Он извлек из-за пазухи надежно запечатанный кожаный футляр и с новым поклоном протянул его даме.

+1

5

Анна склонила голову, принимая извинения, и немного смягчилась, увидев, что он сумел по достоинству оценить ее красоту.

- Не то чтобы я мучилась, - ответила она, - Мне хотелось как можно скорее поговорить с Вами. Нам ведь предстоит долгое путешествие, и я подумала, что будет не лишним познакомиться заранее.

Увидев футляр, Анна нахмурилась. Почему Его Высокопреосвященство не передал этот футляр ей лично? 

- Что это? - спросила Анна, взяв его в руки и разглядывая с любопытством, смешанным с недовольством. Неужели кардинал доверяет ей меньше, чем она думала?

Отредактировано Миледи (2016-02-12 13:04:18)

+1

6

– Понятия не имею.

Передавая красавице футляр, Теодор не попытался коснуться ее руки. И теперь обо этом жалел. Дама, которая готова сорваться с места и ехать черт знает куда в мужском платье и в обществе незнакомого человека… Нет, им, как она и сказала, предстояло долгое совместное путешествие, и шансы, безусловно, были. Но трактирные кровати уступают домашним, на улице лил ледяной дождь… И бретер ничего не имел бы против того, чтобы вообще не возвращаться сегодня в свою постель.

– Вы чудесно говорите по-французски. Мы соотечественники?

+1

7

Думая, что в футляре были дополнительные распоряжения кардинала, Анна открыла его, но обнаружила там обещанные ей векселя. Вспомнив, что Ришелье упоминал о них, она довольно улыбнулась. Раздражение ее совершенно улеглось, и настроение улучшилось. Анна уселась в кресло и приглашающим жестом указала шевалье де Ронэ на такое же кресло, стоявшее рядом.

- Да, я Ваша соотечественница, - подтвердила миледи, и с интересом посмотрела на собеседника, - Почему Вы спросили об этом? Разве я не похожа на француженку?

Отредактировано Миледи (2016-02-12 14:39:55)

+1

8

– Ваше имя, – несколько озадаченно отозвался бретер, занимая предложенное ему место. – Но я теперь понимаю. Кстати, где, не сочтите мое любопытство назойливым, обретается ныне милорд Винтер? Мужья меня обычно недолюбливают, а не все женщины стремятся поскорее стать вдовами.

По появившимся из футляра бумагам он только слегка скользнул взглядом. Что бы в них ни было, его это никак не касалось. Куда больше его занимали державшие их изящные ручки. Чью красоту только подчеркивали многочисленные перстни – миледи Винтер была богата. Почему же тогда?..

+1

9

Анна вздохнула с такой грустью, что сама поверила в свою скорбь.

- К сожалению, милорд Винтер находится теперь так далеко от мирских забот, что мне остается лишь вспоминать о нем...

Отгрустив по почившему с ее помощью супругу несколько долгих мгновений, в течение которых она старательно изображала  преданную и верную жену, потерявшую горячо любимого мужа, Анна поудобнее устроилась в кресле и с любопытством спросила:

- Скажите, а за что это Вас недолюбливают мужья?

+2

10

Губы бретера искривились в ироничной улыбке. Хотя он слегка растерялся. Скорбь на лице красавицы выглядела искренней, но ее вопрос… Кокетство, насмешка, глупость?

– За мои красивые глаза, разумеется. За что вас должны ненавидеть жены.

+1

11

Анна оценила по достоинству чувство юмора собеседника и его прямоту. Похоже, путешествовать ей будет не скучно.

"И почему это ему лучше не говорить, что мне придется соблазнять племянника патриарха? - подумала миледи, -  На святошу он явно не похож..."

  - И что, Вам в самом деле приходится делать вдовами несчастных жен недовольных мужей? - заинтересовалась Анна, - Так Вы - отчаянный дуэлянт?

Отредактировано Миледи (2016-02-12 21:03:52)

+1

12

Бретер чуть наклонился вперед, с улыбкой глядя прямо в глаза красавицы. Кровь в жилах начала биться быстрее.

– Наемный убийца, мадам.

Миледи посмотрела на собеседника так, словно ей подарили долгожданный подарок. Путешествовать в компании наемного убийцы куда спокойнее, чем в компании... простого дуэлянта. Да, кардиналу не откажешь в предусмотрительности.
- Великолепно, шевалье! Лучшего спутника я и желать не могла! - Анна ослепительно улыбнулась де Ронэ.

– У вас необычные желания, мадам. Смелые, – в голосе бретера прорезалась характерная хрипотца. – Но любой мужчина будет счастлив их исполнять.

Такие слова было лестно слышать, даже если это было сказано из вежливости.
- А вы - интересный собеседник, шевалье, - ее взгляд заметно потеплел, - Я теперь убеждена, наше путешествие будет довольно приятным, несмотря на... некоторое отсутствие комфорта.

Теодор сдвинулся так, что сидел уже на самом краешке кресла, и завладел рукой молодой женщины.

– Я приложу все усилия… – он коснулся пересохшими губами бархатистой кожи, продлевая прикосновение, от костяшек пальцев к запястью, – чтобы не разочаровать. И не остаться только… интересным собеседником.

*

В соавторстве

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-13 14:15:15)

0

13

Его неожиданное  прикосновение понравилось Анне, и ее мысли чуть было не устремились в приятную, но совершенно противоположную деловой сторону. Обычно миледи предпочитала не отвлекаться во время выполнения заданий кардинала, поэтому  сейчас она постаралась скрыть свою реакцию на его прикосновение и недвусмысленный намек.

- Вы так любезны, - проговорила Анна, очень стараясь не обращать внимания на приятную дрожь, пробежавшую по ее руке, - Я бы даже сказала, слишком любезны для того, кем являетесь. Это весьма... необычно.

Анна задумчиво посмотрела на собеседника. Завтра они вместе поедут в далекую Венецию, и неизвестно, какие трудности поджидают их в пути... Конечно, было бы очень неплохо поддаться сейчас тем мыслям, а в особенности, желаниям, и провести эту ночь с ним... тем более, что де Ронэ был вроде бы не против, но...
Но кто знает, как он потом поведет себя. Разумеется, он явно не из тех, кто страдает излишней сентиментальностью, но все же, вдруг возникнут ненужные осложнения?
Хотя, судя по всему, любовником он был бы очень даже неплохим... Ах, если бы не столь долгий срок их путешествия, можно было бы послать сейчас к черту собственные принципы и поддаться своим столь внезапно возникшим желаниям...

Отредактировано Миледи (2016-02-13 15:19:19)

+1

14

– А кем я являюсь? – удивился бретер. – Что это может помешать мне быть сколь угодно любезным?

Она не отняла руку. Не разжимая пальцы, он мягко соскользнул с кресла на ковер у ее ног. И на этот раз коснулся губами уже внутренней стороны пальцев, с равным наслаждением вдыхая запах ее благовоний и ощущая ее трепет.

+1

15

- Я представляла Вас немного не таким, - призналась Анна, не без удовольствия наблюдая за его действиями, и с не меньшим удовольствием ощущая его прикосновение. Она не успела взять под контроль собственные эмоции, и воображение тут же нарисовало ей несколько картин, от которых ее дыхание заметно участилось. Но остатки здравого смысла все же не окончательно покинули миледи. Она ведь прекрасно знала, что будет, если поддаться вот такому внезапному порыву. Отчего-то каждый мужчина полагал, что, овладев телом женщины, он тут же получает право распоряжаться ее временем, мыслями и всем, чем только ему заблагорассудится. По крайней мере, так вели себя все ее любовники, которых приходилось время от времени либо переубеждать, либо менять - в случае, когда переубедить не получалось. Если бы точно знать, что шевалье, побывав в ее постели, не вообразит себя ее хозяином... Но кто ей мог бы дать такую уверенность? Поэтому она постаралась все-таки усмирить свою разошедшуюся фантазию.

- Когда я с таким нетерпением ждала Вас сегодня, то хотела познакомиться с Вами, но не предполагала, что знакомство будет настолько близким, - Анна постаралась как можно мягче произнести это и осторожно высвободила свою руку. Наемный убийца... кто знает, как он будет реагировать, услышав отказ?

Отредактировано Миледи (2016-02-13 20:26:21)

+2

16

Теодор не сделал ни малейшей попытки удержать руку миледи. Но и с ковра не поднялся. Напротив даже, придвинулся ближе, по-прежнему глядя на нее снизу вверх. Красавица могла только дразнить его, он встречал и таких. Могла кокетничать. Но вряд ли отказывала из недостатка желания. Он слышал ее дыхание – их вдохи и выдохи звучали почти в такт.

– Я оказался хуже, чем вы себе представляли? Несомненно, это из-за неправильной перспективы. Вам нужно взглянуть на меня под другим углом зрения. Может, вам как этой святой, чье имя я позабыл, надо поставить ногу на поверженного дьявола?

Его рука, скользнув ей под юбку, коснулась узкой лодыжки. Все-таки хорошо, что женщины не носят сапоги. Обычно.

        – Как мог бы я вас убедить о риске
        Забыть? Поставить все на кон?
        Я б не назвал знакомство наше близким,
        Ведь ваши губы слишком далеко.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-15 16:16:20)

+2

17

Анна вдруг словила себя на мысли, что де Ронэ ей нравится больше, чем тот любовник, которому она совсем недавно написала. Да и другие были не такими. Де Ронэ вел себя так уверенно и... восхитительно нагло, будто у него не было никаких сомнений в ее согласии. Это не могло не произвести впечатления. А экспромт, сочиненный им, говорил о том, что автор его, впридачу к своим несомненным достоинствам, наделен еще и литературным талантом. Анна чувствовала, как от ее решимости сопротивляться остается все меньше и меньше. Принципы, принципы... может быть, пора уже немного их изменить?

- О, нет, не хуже, - миледи запнулась, с трудом подбирая слова, потому что его рука лишала ее способности мыслить, - Просто - другим...

Еще немного - и она уступит, Анна это понимала, и поэтому нужно было что-то срочно предпринимать.
Она грустно вздохнула, как сладкоежка, добровольно отказывающийся от любимого десерта.

- Видите ли, шевалье, дело не в Вас. Я ведь могу быть с Вами откровенной? Дело в том, что я предпочитаю не предаваться удовольствиям во время выполнения важных заданий Его Высокопреосвященства. Это... несколько отвлекает, а мне нужна ясная голова.

+1

18

Шелк чулка под ладонью Теодора прервался лентой подвязки – и кончился.

– В самом деле. – Он терял голову, но помнил еще, что отвечать надо. – Дурацкая причина. А если нас убьют по дороге? Меня – там?

Можно было прочитать что-нибудь еще, он немало сочинял на эту тему. Carpe diem. Что-то даже помнил, но у него попросту не хватало дыхания.

+1

19

- Не убьют, если мы будем достаточно осторожны, - возразила миледи, и, вместо того, чтобы отодвинуться или вскочить с кресла, как собиралась только что, неожиданно сама придвинулась к де Ронэ.

Но что-то все еще удерживало ее от того, чтобы прекратить сопротивление и выпустить, наконец, на волю свои не на шутку разбушевавшиеся желания. Остатки благоразумия? Упрямство? Что бы это ни было, оно таяло с каждым его движением.

- Шевалье, - почти простонала Анна, - Прошу Вас, остановитесь... я же не каменная...

+1

20

– И слава… Богу, – голос Теодора срывался. Свободной рукой он отбросил еще разделявший их ворох юбок и скользнул губами по нежной коже над подвязкой, словно пробуя на вкус следы своих пальцев. – Зачем… нам… камень?

Он мог бы удивиться, почему женщины так часто говорят «нет», когда имеют в виду «да», если бы был в состоянии думать.

Та невидимая грань, когда она еще могла сказать "нет" и все это остановить, оказалась незаметно пройдена, и Анна только и смогла, что отметить этот факт остатками ускользающего сознания. Но до чего же было приятно пойти на поводу у своих желаний и отбросить в сторону доводы разума... Она больше не пыталась что-либо сказать или возразить. Леди Винтер и шевалье де Ронэ временно исчезли, теперь вместо них в комнате были Женщина и Мужчина, и они начали игру, древнюю, как мир.

В ней были, в этой игре, только две фигуры, и не было правил, и выиграть можно было не раз, а проиграть невозможно. В ней не было слов, только гласные стонов и согласные поцелуев. Глухой металлический стук от упавшей шпаги. Треск рвущейся ткани, и торопливый шорох сбрасываемой одежды. Прерывистые вдохи, и выдохи, и вздохи – жар чужого дыхания, холодный ворс ковра. Пальцы, до боли впечатывающиеся в плоть.

Что она делала с ним, эта женщина, раз поддавшись своим и его желаниям!

Невозможным казалось удержаться, не уступить, не потеряться в ее ласках, не потерять все.

        Твой жар меня сжигает изнутри,
        И таю я, как лед в разгаре лета,
        Как льется воск. Я растекусь, смотри,
        И вдруг погасну, ни тепла, ни света.

*

В соавторстве

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-02-15 16:15:50)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В Венецию: туда и обратно. Январь 1625 года