Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Убить или сказать спасибо, вот в чем вопрос! 21 сентября, вечер


Убить или сказать спасибо, вот в чем вопрос! 21 сентября, вечер

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Действующие лица: граф де Люз,
                                       графиня де Люз
                                       и другие по мере появления

Предыдущие эпизоды:
Бутвиль: Кузнецы своего счастья. 21 сентября 1627 года, около восьми вечера
Эмили: Почетная гостья поневоле. 21 сентября 1627г., около пяти часов вечера

0

2

Когда приходится думать сразу о разных вещах, обязательно в голову лезут какие-то глупые мелочи. Так и Бутвиль, шагая следом за провожатым по коридору кардинальского дома, подумал иронически: "Надо же, я скоро стану здесь своим человеком!"
          Но дом был не так уж и велик, пришли они быстро; и вот уже слуга, остановившись у ничем не примечательной двери, сообщает: "Госпожа графиня ждет вас здесь, сударь!" - и исчезает, словно его тут и не было.
          Поглядев по сторонам, граф убедился, что ничего подозрительного в коридоре не наблюдается, открыл дверь и вошел.  Убедившись, что мадам де Бутвиль и в самом деле присутствует здесь, в этих четырех стенах, среди непритязательной мебели, - вполне живая, здоровая, отнюдь не видение, - он тяжело вздохнул и сказал:
          - Иногда мне кажется, милая моя, что мы находимся под действием какого-то заклятия: почему ни одного часа мы не можем провести спокойно, ни один день наш не заканчивается так, как мы с утра предполагали?  Ради всего святого, объясните, как и зачем вы попали сюда?!

+1

3

Юная графиня, все так же разглядывавшая надоевшие уже дюны под окном, повернулась на звук открывшейся двери — и радость на ее живом личике сменилась недоумением, а потом и обидой. Она так ждала, когда муж за ней придет, так счастлива была его видеть — и что это, упрек?!
- Можно подумать, я мечтала сюда попасть! - вспыхнула Эмили и тотчас прикусила язык. Она же не собиралась жаловаться, только никак не могла придумать, как объяснить свое присутствие в ставке кардинала. Если не врать. Потому что если уж решиться врать, то надо врать правдоподобно...

0

4

Смена выражений на милом лице жены не ускользнула от внимания мужа, но понять, чем его слова могли так огорчить ее, он не сумел.  "И в самом деле заклятие какое-то, - мелькнула мысль, - ну что обидного я сказал? Что плохого она услышала?"
          Настроение  графа, и без того не слишком радостное, испортилось окончательно. Вместо  того, чтобы подойти к Эмили,  поцеловать ее, приласкать,  он бросил шляпу и перчатки на маленький столик, покрытый бархатной скатертью, сел на стул с жесткой спинкой  и сказал хмуро:
          - А почему бы и нет? В последнее время очень многие именно мечтают сюда попасть. Здесь - сила, здесь источник разных благодеяний.  Кое-кто очень легко поверил, что и я решил этим источником воспользоваться... Ведь до чего просто: стань на эту сторону, и все наладится, все прошлые грехи забудутся! Отличный выход из положения.   Вы сами до этого додумались, душа моя, или вам подсказал кто-то мудрый?

+1

5

Глаза Эмили вспыхнули, подбородок высокомерно дернулся вверх, и, смерив Бутвиля гневным взглядом, она выпалила:
- Вы что, дурак?!
Никогда еще юная графиня не позволяла себе подобной грубости в адрес мужа, но сейчас внутри нее все клокотало. Он думает, что она сама?! За какими-то там благодеяниями?! Во искупление грехов?! Пытается подольститься к министру, который, между прочим, заботился о ее жизни и безопасности, тогда как... Подступившие злые слезы жгли глаза, но, закусив задрожавшую нижнюю губу, Эмили запретила себе плакать.

+1

6

Реакция Эмили так изумила Луи-Франсуа, что слов для ответа разу не нашлось.  Высоко вскинув брови, он поглядел на жену так, будто сейчас увидел ее впервые.
          - Милая детская непосредственность, - сухо сказал он наконец. - Неужели госпоже графине целых шестнадцать лет, а не шесть? О нет, госпожа графиня де Люз неподражаемо мыслит и изысканно выражает эти свои мысли. И главное, насколько точно! Ибо господин граф, похоже, и впрямь не слишком умен, если полагал, что сумеет это исправить... И какого черта этому графу околачиваться на белом свете, если он сам ничего не понимает и его не желает понять никто?
         Последняя фраза была слишком похожа на жалобу, и Бутвиль пожалел, что не сумел сдержаться. Но на душе у него было слишком мерзко после сцены в кабинете кардинала, и слова вырвались сами собой.

0

7

- Будто бы господин граф не знал, на ком женится! - фыркнула Эмили. Стоять вот так перед сидящим мужем было неловко, она чувствовала себя нашкодившим ребенком, а от того злилась еще больше. - Что же вас удивляет? Ведь графиня де Люз — дочка шпиона и племянница шпиона. Стоило супругу удалиться, как она тотчас бросилась доносить на него его высокопреосвященству. Не знаю, правда, о чем, но разве это важно? Главное, бегом. Чтобы воспользоваться источником благодеяний. Разве у дочери шпиона может быть понятие о чести и верности? А уж как она может изысканно выражаться, господин граф еще не знает. Показать?
Больше всего Эмили хотелось разреветься и убежать, но она, упрямо выпрямив спину, стояла и смотрела на мужа в упор, только руки, не находя себе места, нервно теребили то один манжет, то другой.

+1

8

Чем больше граф слушал лихорадочные речи жены, тем больше убеждался, что  должно было случиться нечто экстраординарное, чтобы довести ее до такого состояния.  Нужно было спросить наконец, что с ней, но Эмили нагородила такую стену из обидных слов и ничем не обоснованных подозрений, что добрые чувства не могли... пока не могли... через неё пробиться.
           - Если бы мы вздумали сейчас состязаться в сквернословии, - хладнокровно заметил Луи-Франсуа, - боюсь, сударыня, что я все-таки выиграл бы. У меня богатый опыт общения с солдатами, знаете ли. Но произнести за столь краткое время так много вздора я бы точно не смог.  Будь вы мужчиной, хватило бы на две дуэли, пожалуй, даже на две с половиной. Добавьте еще что-нибудь, чтобы хватило на все три. Например, что я женился на дочери славного барона де Кюиня, чтобы завладеть её наследством и поправить свои пошатнувшиеся дела. Это будет примерно так же соответствовать истине, как все, что вы уже высказали. Ну же, не стесняйтесь, ведь драться с вами я не буду!

0

9

- Отчего же?! Жену вполне можно побить, никто вас не осудит.
В ушах стоял звон. Какой-то частью сознания мадам де Бутвиль понимала, что надо остановиться, но остановиться не могла.
- Если уж чужую можно связывать и везти, как свинью на базар, на потеху толпе, то свою собственную сам Бог велел... Ах да, я забыла, в высшем обществе бить жен не принято...  Но я то — всего лишь дочь славного барона де Кюиня! И мы с вами можем посоревноваться в сквернословии. Вы на каком языке предпочитаете? Ну же, не стесняйтесь, ведь я же не мужчина!

+1

10

Бутвилю не раз в жизни доводилось попасть под огонь женского скандала, но то были либо сцены, специально разыгранные, чтобы чего-то добиться от любовника,  либо всплеск вполне понятных эмоций - ревности, зависти, досады. Ни то, ни другое на Луи-Франсуа не действовало.  Как правило, после подобных сцен он просто покидал даму, не испытывая никаких угрызений совести. Но у Эмили не было ни лицемерия и корыстолюбия первых, ни воспаленного эгоизма вторых, и она была его женой, и он вовсе не хотел ее бросать! Что же делать? Граф пытался сообразить, как успокоить бедняжку,  но сам был слишком подавлен и издерган событиями последних дней и часов, чтобы мыслить здраво.  Последние слова жены не дошли до его сознания, но лишили остатков сдержанности. Будь она в женском платье, возможно, Луи-Франсуа еще сумел бы устоять. Но она выглядела как паж, а любого пажа за такие выходки он давно наградил бы пощечиной; теперь он  поддался этому желанию, и его рука коснулась щеки Эмили отнюдь не ласково.  Правда, его все-таки хватило на то, чтобы не бить со всей силы.   
         - Я всегда старался исполнять ваши желания, - задыхаясь от душевной боли и гнева, сквозь зубы проговорил Бутвиль. - Вы довольны?

+1

11

Эмили отшатнулась с неясным всхлипом, прижав ладонь к щеке и с ужасом глядя на графа.  На выразительном личике испуг сменялся недоумением, недоверием, изумлением и обидой.
- Вы... не смеете!
Конечно, она знала, что смеет, что муж в своем праве, что она говорила ужасные, недопустимые, оскорбительные вещи, но... Луи?!. Он не мог, просто не мог сделать ей больно, не понять, так обидеть!.. Только не он!
Сдерживаемые до этой минуты слезы потекли по щекам, но Эмили этого не заметила.

+1

12

Если какое-то злое заклятие и тяготело над супругами, то при виде слез на щеках Эмили чары развеялись, и Бутвиль  сделал то, что, конечно же, нужно было сделать с самого начала:  притянул жену к себе и крепко обнял.
           - Душа моя, ради всего святого, не плачьте!  Вы вели себя ужасно, будто стали мне врагом, я должен был как-то остановить вас, пока не услышал того, что уже не мог бы простить... Но теперь пора наконец успокоиться и вам, и мне.  Скажите, почему вы так превратно поняли все, что я  говорил?  Что довело вас до такого состояния?

+1

13

Эмили уткнулась в грудь мужа и разревелась горько и беспомощно, дрожа и пряча лицо в его камзоле.
- Какой же я вам враг?! - всхлипывала она. - А вы... как вы могли... как вы могли подумать, будто я сама сюда приехала?! Затем, чтобы какие-то грехи забылись... какие? Как вы могли подумать, что я могла вас предать?!. На кой черт мне этот кардинал?.. Но он был добр... и капитан добр, а потом... И... и пустите меня!
Эмили сделала движение, будто бы хотела высвободиться, хотя на самом деле вовсе этого не хотела. Даже сейчас, когда обида на графа ее переполняла, в его объятиях она чувствовала себя защищенной. Даже от него.

+1

14

Луи-Франсуа не отпустил ее, прижал крепче, погладил по голове, а заговорить смог не сразу, - так стиснуло горло от волнения.
        - Эмили, ваша беда в том, что вы всегда торопитесь... Торопитесь делать выводы, действовать, обижаться... Я ни на миг не сомневался,что вы меня не предадите, я говорил не о вас... Вы ведь не знаете, что сегодня было со мной! Мы с вами попали в водоворот, нас уносит в разные стороны,  мы никак не можем сесть и поговорить, подробно поделиться тем, что с нами случается, и потому перестаем понимать друг друга, да разве это моя вина? Я знаю, вам хотелось бы, чтобы я всецело принадлежал вам, этого хотят все женщины, но  жизнь такова, что мужчины  порой не принадлежат даже себе самим... Поймите же это, душа моя, успокойтесь и расскажите наконец, что случилось?  Кто был с вами добр, кто не был, почему вы так расстроились?

+1

15

- Я расстроилась из-за вас, - всхлипнула Эмили. - А до того даже злиться почти перестала. Я так вас ждала, а вы! Конечно, я не сама вдруг сюда поехала, зачем бы мне? Я отказалась...
Она чуть отстранилась, чтобы вытереть нос собственным рукавом — камзол Бутвиля уже изрядно промок,- и быстро одернула манжет на обнажившемся запястье. Господи, о чем она только думает?! Разнюнилась... Вот муж увидит след от веревки — и как  это объяснить? А ведь  решила уже ничего ему не говорить от греха. Наверное, самый надежный способ отвлечь графа — еще поскандалить, но продолжать ссориться совсем не хотелось, да и не было у юной графини де Люз никакого опыта по части скандалов.

0

16

Мужчины часто бывают невнимательны к мелким подробностям, которые женщины улавливают  сразу; но когда мужчина смотрит на свою возлюбленную, он видит все. И Бутвиль заметил то, что Эмили хотела скрыть. Но, боясь вызвать новый шквал отчаяния, он не стал спрашивать сразу. Оглядев комнату, он заметил у стены скамью, покрытую ковром и более удобную, чем жесткие стулья, а рядом столик, и на нем - два графина, круглые хлебцы и несколько яблок ан тарелке.  Луи-Франсуа подвел жену к скамье, усадил, достал из-за манжета платок и подал ей:
           - Пожалуйста,  не плачьте больше и поймите: я не хотел ни обидеть, ни унизить вас, я всего лишь применил... скажем так, горькое, но необходимое лекарство. Его нужно запить... - граф смешал в стакане поровну вина из одного графина и воды из другого. -  Это очень хорошее средство. Выпейте, а я сяду рядом с вами, вот так, и  вы мне расскажете, откуда у вас эти следы на руках. Что случилось после того, как мы расстались утром? Что помешало вам дождаться меня в гостинице?

+1

17

Не поднимая на мужа глаз, мадам де Бутвиль взяла платок и утерлась, подумав, что сморкающаяся жена - не самое лучшее зрелище, да он сам виноват. Влепить по физиономии - "очень хорошее средство", конечно... Но она послушно отпила из стакана, невовремя всхлипнув и чуть не поперхнувшись. Эмили била крупная дрожь, а еще она чувствовала себя отвратительно  мокрой, казалось, слезы накапали ей даже за ворот - вот интересно, как? К щеке прилипла мокрая прядка, и юная графиня с досадой ее смахнула. Что же ответить мужу? Никакой более-менее правдоподобной лжи так и не придумалось, а сказать что-нибудь вроде "не ваше дело" молодая жена была не готова.
- Приезжал капитан де Кавуа, - неохотно объяснила она. - Спрашивал,  кто бы мог мне угрожать. Говорил, что мне здесь безопаснее, но согласился, что мне надо прежде посоветоваться с вами. А потом пришли еще двое... ну и привезли меня сюда.

0

18

Бутвиль  еще никогда не видел жену в таком состоянии. Произошло что-то из ряда вон выходящее, но расспрашивать дальше, пока бедняжка плачет и дрожит, было невозможно. Мысленно взмолившись святому Франциску о запасе терпения,  Луи-Франсуа погладил Эмили по плечу,  поднес её руку к губам и перецеловал по очереди все пять пальцев
       - Соленые... - улыбнулся он. - Душа моя, как бы я хотел каким-нибудь волшебством перенестись в страну безмятежности, где не будет никого, кроме нас и верных слуг, где у вас не будет причин для плача, а у меня - для гнева! Но здесь и сейчас нас окружает множество людей, и каждому мы зачем-то нужны. Вы меня ждали, а я не приехал - это повод для обиды?  Вы даже не спросили, почему я задержался... Видит бог, все, что случается с вами, причиняет мне душевную боль, но я не могу быть постоянно рядом!  По-вашему, я мог сказать герцогу Ангулемскому: "Ловите изменника сами, а я поеду домой, меня жена ждет"? 
      Он умолк, чувствуя, что начинает снова горячиться. Взял оставленный женой стакан, залпом допил до дна. Оттягивать выяснение ситуации больше нельзя было.
      - Я не вполне понимаю, что с вами произошло сегодня. Капитан де Кавуа явился в гостиницу после того, как я уехал, и предложил вам укрыться в ставке Ришелье, правильно? Здесь действительно безопаснее, мне стоило бы поблагодарить  капитана за такую заботу, чем бы она ни объяснялась. Но я же вижу, что кто-то  позволил себе грубо обойтись с вами, и вряд ли это был Кавуа! Те двое - кто они?

+1

19

Эмили удивленно уставилась на графа, забыв даже плакать. Как он не понимает?..
- Я обиделась вовсе не на то, что вы были заняты и задержались. Я же не ребенок и готова ждать, сколько надо. Я обиделась на то, как вы на меня напустились, а я совсем не была виновата.
Она тяжело вздохнула и постаралась взять себя в руки.
- Капитан был очень любезен, а те двое выполняли приказ, и я их не виню, иначе они бы со мной не справились.
Ну вот. И не соврала, и у мужа вроде не должно быть повода для гнева...

+1

20

- Вы не ребенок? - искренне изумился этому утверждению Бутвиль. - Эмили, вам до взрослости остается примерно столько же, сколько мне - до райских кущ.... Только ребенок может быть настолько поглощен собственными переживаниями, чтоб не заметить, что происходит с другим человеком, и не понять, почему этот человек произнес такие слова, а не другие!  Разве я вас в чем-то винил, когда вошел в комнату?  Разве не стоило вам, прежде чем бросаться оскорбительными словами, выяснить, отчего я оказался в этом доме, что именно заставило меня задержаться? Нет, вы не слышали не только меня, но и саму себя, вы, наверно, уже и не помните, что наговорили, иначе бы не удивлялись, почему  я "напустился" на вас!  Неужели вы думаете, что в нашем союзе нежность, понимание, забота,  - этой мой удел, а вы можете себе позволить  вести себя, как вздумается,  потому что ваш муж терпелив и всё вам прощает, уповая на то, что однажды, когда-нибудь, в некий прекрасный день вы повзрослеете наконец?
          Ноющая боль в висках заставила Луи-Франсуа умолкнуть. Он резко поднялся со скамьи, подошел к окну и прижался лбом к холодному стеклу, надеясь, что это поможет остановить приступ.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Убить или сказать спасибо, вот в чем вопрос! 21 сентября, вечер