Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Охота и ее отсутствие. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года


Охота и ее отсутствие. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года

Сообщений 61 страница 67 из 67

1

Продолжение эпизода По закону войны. 23 сентября 1627 г, вечер-ночь

0

61

Мадам де Лазиро вновь глянула на Ронэ с ужасом, но на этот раз она боялась не бретера. 

- Вы хотите связать меня и оставить здесь, с трупом?! - она мгновенно придвинулась ближе. - Нет-нет-нет! Я мертвецов боюсь! Я до утра с ума сойду!

+1

62

– Ш-ш-ш, – бретер мягко коснулся указательным пальцем ее губ и отвернулся, чтобы избавить покойного от его пояса. – Поверьте, мадам, там, куда мы пойдем, трупов будет гораздо больше. Давайте руки.

+1

63

-Нет-нет, - она соскочила с кровати, убирая руки за спину, и попятилась к двери. - Лежать здесь, с мертвецом, в крови?! До утра?!..
 
Она говорила тихо, но очень страстно. Перспективы пугали ее не на шутку.
Наткнувшись спиной на маячившего посреди комнаты гвардейца, мадам де Лазиро попыталась отпрянуть, но Кавуа обхватил ее здоровой рукой за плечи.

- Подумайте, в погребе еще и холодно, - усмехнулся он. - Если мы оставим вас там, вы до утра простудитесь.

- Ну пожалуйста! - взмолилась красавица, вывернувшись из-под руки капитана и глядя на мужчин полными слез глазами. - Не оставляйте меня тут!

+1

64

Пояс, разрезанный вдоль дагой, соскользнул на кровать, когда бретер отбросил его и также соскочил на пол.

– Когда так просят, – вздохнул он, подходя к молодой женщине, – какой у нас остается выбор?

В следующее мгновение одна его рука зажала ей рот, а другая поднесла к горлу бритвенно-острое лезвие.

– Без глупостей, мадам. Мне случалось уже убивать женщин.

+1

65

Губы под ладонью бретера ощутимо подрагивали. Слезы, сбегающие из глаз вдовы, теплыми ручейками побежали по тыльной стороне руки. Мадам де Лазиро стояла, совершенно не шевелясь и, похоже, позабыв как дышать.

- Ронэ, - взгляд капитана был слишком внимательным для такого мягкого тона. Он уже решил про себя, что если спутник зарежет свою пленницу, то избавляться от него придется здесь и сейчас. Как получится.
С бездумным убийцей Кавуа не хотел иметь ничего общего.

- Не пугайте ее, - так же мягко попросил он и направился к кровати, чтобы сбросить с нее труп. - Смотрите, мадам, вы сможете спрятаться за балдахином и представить, что в комнате ничего нет. С пятном я ничего сделать не смогу, но уже утром вы будете свободны и от веревок, и от... него, - гвардеец кивнул на труп.

Это было цинично, и Кавуа еще не определился, как относиться к тому, что она так легко отдала на заклание собственного мужа, но подозревал, какой могла быть семейная жизнь с палачом.

- Это стоит того, чтобы немного потерпеть, верно?

+1

66

Кивнуть мадам де Лазиро явно не решилась, но, когда бретер легонько подтолкнул ее к кровати, не стала ни упираться, ни спорить. Подтверждая тем самым, что даже самая вежливая просьба может произвести желаемое впечатление, когда она подкреплена угрозой.

– Я обещал вам стихи, – Теодор убрал кинжал за пояс и, заведя руки молодой женщины ей за спину, набросил первую петлю ей на запястья. – Месье де Кавуа сейчас, я боюсь, немного не до того, так что вам придется довольствоваться мной.

Клянусь, я предпочел бы вам заткнуть
Рот чем-то, кляпа мягче и теплее,
Немея вместо вас и вместе млея,
Не сдохнуть опасаясь, а вдохнуть

Безумие, лаская вашу грудь,
И стон, не крик хочу сорвать во мгле я,
Чтоб, вас потом в объятиях лелея,
Забыться рядом с вами и заснуть.

Увидеть ваших глаз голубизну
Иль черноту – но всяко на рассвете,
Вовеки вас не оставлять одну

И если руки связывать, не эти.
Мадам! Вините не меня – войну.
Пусть большего достигнут ваши дети.

Декламировал бретер с убийственно серьезным видом, и, когда отзвучала последняя рифма, его невольная слушательница уже не смогла бы ни звуком выразить свои чувства. Впрочем, Теодор этого и не ждал.

– К черту ход. Что скажете? Я думаю, ворота будут быстрее и безопаснее.

+4

67

- Впервые вижу, чтобы женщину связывали, чтоб прочитать ей стихи, - Кавуа плотнее запахнул плащ. Настроение у него было отвратительным, и в не меньшей степени, чем рана, этому способствовало ерничанье над трупом. Гвардеец невольно задался вопросом, смог бы Ронэ и впрямь проделать с мадам все, что расписал в стихах, рядом с едва остывшей кровяной лужей? А то и прямо в луже?
Бес противоречия требовал настоять на варианте с подземным ходом. К счастью, смерть "Менье" вернула гвардейцу здравый смысл. Никто не доказал, что в речи мадам де Лазиро было хоть слово правды. А время следующего обхода постов приближалось.

- Но вы правы, ворота нам подходят больше... - буркнул пикардиец, направляясь к двери. В голове, как всегда, не вовремя, сами собой сложились строки. Их изначальный вариант Кавуа озвучивать не стал, на ходу переделав:

- Я срифмовал бы на иной мотив:
раскроет смерть ладонь, едва схватив,
когда клинком располосует пальцы.
В аду - тоска. Сдается, я там был.
Безгрешен рай и оттого уныл.
Отсюда вывод - стоит ли стараться. 

Раскроет смерть ладонь, едва схватив,
когда увидит, кем марает пальцы...

+4


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Охота и ее отсутствие. Ночь с 23 на 24 сентября 1627 года