Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » И вы не тот, и я не та. 16 ноября 1628 года


И вы не тот, и я не та. 16 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Лувр, ближе к вечеру
Ее величество занята или болеет, дамы скучают

0

2

В ноябре темнеет рано, и Луиза уже видела в оконном стекле и придворных дам ее величества, которая увлеченно шушукались  у нее за спиной, время от времени бросая на нее презрительные взгляды, и свое отражение, выглядевшее, на ее пристрастный вкус, так же трогательно эфирно, как обычно. Пышные кружева, отдававшие модой прошлого столетия, подчеркивали хрупкость ее девичьей еще фигурки, а фамильные золотые серьги и колье с сапфирами, которые дражайшая матушка месье де Мондиссье уступила наконец невестке, придавали ее серым глазам оттенок голубизны.

Снаружи, однако, было еще не настолько темно, чтобы Луиза не могла наблюдать за придворной жизнью, кипевшей в Луврском дворе: подъезжали и отъезжали кареты, торопились куда-то или прогуливались туда-сюда кавалеры, семенили, высоко подобрав подолы, дамы в неуклюжих калошах – как Луиза их ненавидела, эти омерзительные калоши! Но если она станет ходить по улице в атласных туфельках, месье де Мондиссье тут же начнет нудить о ненужных расходах, а вздумай она пробежаться босиком, как дома, станет тревожиться о ее здоровье – как будто она старуха какая-нибудь! И да, даже самые чопорные придворные дамы ее величества порой являются в калошах и оставляют их у дверей, фи!

Луиза наморщила носик и тут же прижала его к холодному стеклу, всматриваясь в темнеющее напротив крыло дворца. В одном из окон второго этажа горел свет. Почти сразу он исчез, как будто свечу задули, затем вспыхнул снова и опять погас – словно чья-то рука то прикрывала его, то снова позволяла светить.

Луиза раздраженно топнула ножкой и рванула на себя оконную раму. Нет, это невозможно! Она должна увидеть, кто отвечает на эти сигналы!

– Мадам! – порыв холодного воздуха заставил всех придворных дам обернуться к ней, но всеобщее мнение выразила баронесса де Дарен. – Мадам, будьте любезны, закройте окно немедленно.

– Мне дурно, – страдальческое выражение на лице Луизы могло обмануть не только младших фрейлин, но и донью Эстефанию. – Простите, пожалуйста. Здесь так душно…

Одновременно она скользила взглядом по ближайшим мужским фигурам. Как назло, никого знакомого!

– Право, дю Брон, – сказали вдруг совсем рядом, – мой плащ уже похож на мокрую тряпку.

– О, шевалье дю Брон! – голосок Луизы зазвенел как альпийский колокольчик. – Умоляю, не откажите мне в маленькой услуге!

Усевшись на подоконник, она решительно перекинула на другую сторону обе ножки в тех самых новеньких атласных башмачках. Сзади кто-то ахнул. Спереди кто-то присвистнул.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-01-24 14:12:13)

+1

3

Осеннюю сырость пикардиец не любил. И просто как явление, и потому, что такими вот промозглыми днями невольно приходилось вспоминать, в каких местах тело успело познакомиться с чужой пулей или клинком. Казалось бы, скучать во внутреннем дворе Лувра в такую погоду должно быть всяко приятнее, чем тащиться сквозь непролазную грязь где-нибудь под Ларошелью, но если бы вдруг де Трану предложили поменяться, он бы легко согласился. Бывать в Лувре гвардеец не любил даже больше, чем сырость. К счастью, случалось это совсем не часто.

И услышать здесь имя, на которое привык отзываться, произнесенное звонким девичьим голосом, Габриэль никак не ожидал. Тем более из уст совершенно незнакомой ему дамы.

До сих пор ему везло не встречаться напрямую с теми, кто знал настоящего дю Брона, и гвардеец втайне надеялся, что человеку, чье имя он носил вот уже больше года, везло точно так же.

Но любое везение рано или поздно заканчивается.

Как бы там ни было, дама ждала, и де Тран шагнул к окну, на ходу поправив шляпу так, чтобы она чуть больше обычного скрывала лицо.

- Прошу, мадам.

+1

4

Луиза засияла радостной улыбкой, которая перешла, когда к ней обернулся и подошел совершенно незнакомый шевалье в красном плаще, в только чуточку менее радостное изумление. Радость пропала бы тоже и Луиза, очаровательно покраснев, стала бы лепетать что-то про ошибку и знакомство с его братом… Или все же кузеном? Совсем не похож, но тоже такой бравый гвардеец… Нет, она бы нашла что сказать, но сейчас ей во что бы то ни стало надо было взглянуть наверх, на окна – не пачкая башмачков.

– Вы так бесконечно любезны! – воскликнула она, устремляя на лицо молодого человека благодарный взгляд и протягивая ему обе руки. – Прошу вас, отнесите меня вон туда.

Она указала, и пальчиком, украшенным сапфировым перстнем, и доверчивыми серыми глазами, на лестницу подковой, ведущую к главному входу. Нет, совсем не похож, и это даже замечательно. Конечно, она все ему объяснит, но сначала – окна! Дело прежде всего – но как это чудесно, когда дело обещает быть настолько приятным, что его почти надо совмещать с чем-то полезным!

Луиза скромно опустила глаза, благо короткий красный плащ не окутывал всю фигуру гвардейца, и снова мимолетно пожалела о моде прошлого столетия, которая для мужчин была куда более откровенной.

+2

5

Мелькнувшее в глазах девушки удивление не ускользнуло от гвардейца. Разумеется, дама его не узнала. Правда, насколько он видел, ни капли не смутилась и не сочла нужным вообще уделять внимание этой мелочи. Видимо, очень уж ей хотелось поскорее покинуть подоконник.

Де Тран бережно подхватил девушку на руки. Такая миниатюрная и хрупкая, она казалась почти невесомой.

- Внутри все настолько ужасно, что вы спасаетесь бегством через окно, мадам? - поинтересовался он по дороге к лестнице.

А может, он попросту зря беспокоится и эта молодая особа вовсе не знакома с неким шевалье дю Броном, а просто воспользовалась только что услышанным именем? Хорошо, если так.

Но некоторый жизненный опыт подсказывал: исходи из худшего, и тогда все остальные варианты тебя приятно удивят.

Отредактировано Габриэль де Тран (2016-01-25 22:04:17)

+2

6

Луиза, не колеблясь, обхватила шею гвардейца и одарила его еще одной доверчивой улыбкой. Теплое кольцо этих крепких рук казалось надежным как Альпы, но Луиза предпочитала теплу жар.

– Невыносимо! – призналась она. – Душно… и зло… и каждый за себя. Каждая за себя. Когда ее величества нет поблизости, они бывают так злы… Я чужестранка здесь, столько всего не знаю…

Она вздохнула, колыхнув дыханием волосы молодого человека, глянула на оставленное окно, за которым столпилась почти вся свита королевы, и подняла глаза выше – не к небу, разумеется, а ко второму и третьему этажу, где она надеялась еще увидеть загорающуюся и гаснущую свечу.

– Вы же тоже не местный? Вы должны меня понимать.

Этот шевалье дю Брон был намного приятнее того, а ей совсем не помешает знакомый среди людей первого министра, о чьем влиянии она уже много успела услышать. Близкий знакомый, по возможности, а если он еще и будет готов носить ее на руках!..

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-01-26 01:06:03)

+2

7

- В гвардии дела обстоят иначе, - мягко улыбнулся де Тран. - Но я вас понимаю.

В том, что свита Ее Величества изнутри представляет собой редкий гадюшник, пикардиец не сомневался, и сочувствовал беглой даме вполне искренне. Угораздило же эту нежную, светлую девушку туда вляпаться. Конечно, нахождение при дворе несет свои несомненные плюсы, но чисто по-человечески ее было жаль. Не просто вливаться в общество, но и угадывать тайные правила игры, в которые, разумеется, посвящать чужестранку никто не торопится... Незавидное положение.

- Откуда вы, чудесная? - поинтересовался Габриэль.

К лестнице он шел неторопливо, ровно настолько, чтобы их обоих не заподозрили в чем-нибудь неприличном. Своим вопросом де Тран наверняка развеял последние сомнения юной особы в том, что перед ней совершенно незнакомый человек, если таковые еще оставались, но ничуть не жалел об этом. В конце концов, у него в запасе оставались и другие объяснения странному совпадению, и были они куда лучше сомнительных попыток делать вид, что девушка ему знакома.

+1

8

Он был такой очаровательный, этот шевалье дю Брон, и держал ее так бережно – словно она была фарфоровой вазой, и, спорить можно, так же целомудренно отпустит. Мог бы не деликатничать так, все равно будут судачить – и придворные дамы, и гвардеец, который его по имени окликнул. Чудесной еще назвал – похоже, правильно она угадала: не парижанин, эти с рождения наглые.

– Я из Савойи, – Луиза на мгновенье отвлеклась от темных окон на третьем этаже и снова заглянула в глаза новому знакомому – какой все-таки милый! А плащ у него и вправду мокрый, того и гляди промочит ей рукав. Луиза осторожно сменила положение руки, ощутив под узким запястьем влажное кружево воротника. – Вы знаете, где это?

Вопрос был, конечно, преглупый, и мужчина может дать на него только один ответ, но Луизе все не давал покоя тот, давнишний шевалье дю Брон. Совпадение? Родственник? Самое время для него сказать, что у него кузен служит в Турине… Нет, минуточку, не в Турине, разве он не вернулся во Францию?

Под самым скатом крыши вспыхнул огонек свечи. Луиза напряглась всем телом, и пламя, словно его затушило ее сбившееся дыхание, погасло – а потом снова зажглось.

+2

9

Савойя? О-ла-ла... Так вот где она могла встретить настоящего дю Брона. Интересно, при каких обстоятельствах, и насколько близко они... Впрочем, какая разница!

- Я служил там почти семь лет, - отозвался гвардеец. В хрипловатом голосе зазвучали теплые ностальгические нотки. Текущее положение дел нравилось ему едва ли не больше прежнего, но о времени, проведенном на службе у Карла Эммануила, де Тран неизменно вспоминал без сожаления, как, впрочем, и без особой тоски по дням минувшим.

Почувствовав, как девушка в его руках напряглась, Габриэль крепче прижал ее к себе. Всего на несколько мгновений, потому как лестница была уже совсем близко.

Под заинтересованным и капельку ехидным взглядом сослуживца пикардиец бережно отпустил незнакомку, только левая рука его ненавязчиво осталась на тонкой талии.

- Дайте знать, если решите вернуться тем же путем, - де Тран весело подмигнул девушке, и, спохватившись, задал тот вопрос, с которого следовало бы начать: - Как вас зовут, мадам?

Отредактировано Габриэль де Тран (2016-01-30 00:00:24)

+1

10

Ни тон гвардейца, ни его ненавязчивый интерес не остались без внимания – нет, этот дю Брон был куда привлекательнее того! В серых глазах Луизы зажегся ответный теплый огонек, и ее рука чуть заметно сжалась, но, стоило ей почувствовать под ногами твердую землю, и она тут же ускользнула – изящно и как будто ненамеренно, потому что она тут же наклонилась к проросшему между камней брусчатки подорожнику.

– Я – мадам де Мондиссье, – представилась она и, придерживая пышные юбки одной рукой, другой сорвала полу-увядший лист – ее будущее оправдание. Все знают, что подорожник помогает от кровотечения – ну так будет помогать и от мигреней! Даром, что ли, у нее сестра – аптекарша! А то баек про верования савойских крестьян она уже рассказала столько, что скоро поверить будет можно, что они вообще без голов рождаются! – Вы же поможете мне вернуться обратно, шевалье? А то здесь лужи… и грязно…

Личико Луизы приняло выражение, которое было одновременно умоляющим и лукавым. Конечно, второй гвардеец не откажет ей в такой же помощи, но ей-то нужен этот! Даже если того можно было бы расспросить про этого и про Савойю. Не может же так быть, чтобы два человека с одной фамилией…

– Только не сию минуту, – добавила она и, не удержавшись, все-таки засмеялась. – Мне нужен еще вон тот камушек! Беленький такой, видите?

Может, к тому времени появится королева и тогда можно будет рассказать сказку поинтереснее?

+1

11

Выразительный взгляд напарника жег спину, и де Тран украдкой показал ему кулак, так, чтобы этого не заметила дама. Ей же пикардиец адресовал доброжелательную улыбку.

- Разумеется, мадам. Я всегда к вашим услугам.

Он откровенно любовался девушкой, про себя гадая, зачем это ей мог понадобиться совершенно определенный булыжник. Подорожник-подорожником, но камень?.. А еще - где он мог слышать прозвучавшую фамилию. Что-то смутно знакомое, не то проскочившее недавно в случайном разговоре, не то наоборот, упоминавшееся слишком давно, чтобы хорошо сохраниться в памяти.

Габриэль совершенно точно не видел мадам де Мондиссье раньше, такую женщину он бы наверняка запомнил. Может быть, встречался с ее отцом или другом родственником? "Или мужем", - ехидно подсказывало что-то внутри, но об этой версии думать решительно не хотелось.

+1

12

– Вы настоящий рыцарь, сударь! Я…

Взгляд, который Луиза устремила на молодого человека, прямо светился невинностью и простодушием, но листок подорожника в ее руке словно бы невзначай пополз вдоль линии ее корсажа, цепляясь за кружева, замирая, вздрагивая и вновь пускаясь в путь. И глаза она тут же отвела, словно смутившись, а на самом деле, чтобы посмотреть на окно, где она видела свечу. Словно в ответ на ее взгляд, там снова вспыхнул и опять погас огонек, и Луиза попыталась подсчитать, сколько окон оставалось от него до края крыши.

– Я…

Подорожник закончил спускаться и пополз вверх. Девять.

– Я даже не знаю как спросить…

От камня, который она указала гвардейцу, Луизу отделяла лужа, но она не стала жаловаться своему кавалеру на это препятствие — пока не стала, ей еще было слишком интересно. Но потом она обязательно даст ему возможность снова ей помочь.

– Вы знаете… – Она снова подняла на гвардейца серые глаза, в которых читалось сомнение. Нет, надо быть очень осторожной. – Вы знаете, мой отец служил при дворе его светлости в Турине… И он мне упоминал про одного шевалье дю Брона, который как-то ему очень помог. Это были вы?

Если тот шевалье был родственником этого, он мог бог весть что ему наболтать — но только про Луизу Ринальди.

+2

13

Гвардеец нисколько не торопил собирающуюся с мыслями девушку, лишь то и дело напоминал себе, что стоило бы, пожалуй, смотреть даме в глаза, а не следить взглядом за листком подорожника.

Вопрос, заданный ею, был ожидаем, но оттого не менее неприятен. Врать, когда целью было намеренное сообщение ложных сведений, а не приукрашивание байки в компании друзей, де Тран не любил. Даже из необходимости.

- Нет, вряд ли это был я, - отозвался Габриэль. - Во всяком случае, ничего подобного я не помню. Но ваша фамилия кажется мне знакомой. Возможно, мы с вашим отцом когда-то встречались...

Ведь могло быть так, что человек, оказавший помощь, не помнит об этом, потому как счел усилия со своей стороны совершенно незначительными. Или вообще не знает о том, что своими случайными действиями кому-то помог. А еще уважаемый родитель чудесной девушки мог запамятовать фамилию благодетеля, ошибиться в паре букв... Так ведь бывает иногда.

- Но вас... Вас я бы обязательно запомнил.

+1

14

– О, сударь!

Золотистые ресницы Луизы затрепетали, пряча оценивающий взгляд скромно опущенных глаз, но ее смущенная улыбка ясно давала понять, что комплимент не был ей неприятен. Нет, ей на самом деле было лестно, и она почти ощущала на коже жаркий взгляд, следующий за подорожником, и всей душой радовалась, что предчувствие, пообещавшее ей в этой нежданной встрече соединение приятного с полезным, снова ее не обмануло. Чуть-чуть жаль было месье де Мондиссье, но ведь ему же не убудет!

– И я вас тоже, – шепотом призналась она. – Мне так неловко об этом говорить… Я вам соврала. Совсем немножко.

Серые глаза Луизы в разное время разные мужчины сравнивали с крыльями голубки, с грозовыми тучами, с серебром и даже с корой ветлы, но никто и никогда не видел в них сталь. И сейчас тоже она смотрела скорее умоляюще.

– Это не моему батюшке шевалье дю Брон оказал услугу, а мне. И на самом деле… не совсем услугу. Я очень рада, что это были не вы.

+1

15

Темные глаза пикардийца мгновенно заледенели. Предчувствие не обмануло, действительность оказалась худшей из возможных.

За время их недолгого знакомства дю Брон не оставил о себе впечатления человека, способного намеренно обидеть даму. Впрочем, Габриэль по собственному опыту знал, какая мелочь иной раз может глубоко ранить женщину, и никакого злого умысла не требуется. А иной раз и вовсе бывает достаточно опрометчивого слова или взгляда...

Другими словами, гадать, чем именно дю Брон задел мадам де Мондиссье, можно было до второго пришествия. Да и особого значения это не имело. И думать следовало скорее о том, как объяснить девушке существование на этом свете двух разных людей с одинаковой фамилией.

А уж если она встретит настоящего дю Брона под чужим именем... Что весьма вероятно, поскольку мушкетеры в Лувре бывают намного чаще гвардейцев Его Высокопреосвященства. Вот кому на самом деле придется несладко, особенно если мадам де Мондиссье решит припомнить былые обиды и займется прилюдным разоблачением.

Поменявшись именами и судьбами, бывшие наемники поменялись и всем тем, что к именам прилагается. Оба знали, на что идут, и в том, что первым неприятные последствия обмена встретил именно де Тран, даже присутствовала некая высшая справедливость. Все-таки это именно он надоумил шевалье меняться, и, что уж лукавить, умело уговорил.

- Я тоже этому рад, мадам, - тихо отозвался гвардеец. Голос его звучал по-прежнему мягко, вот только озорной огонек из взгляда исчез, полностью уступив место напряженному вниманию. - Я не простил бы себе, окажись иначе.

+1

16

Луиза невольно чуть-чуть надула губки – милый шевалье больше с ней не флиртовал. Смешно, конечно, было его за это упрекать, когда он по сути признавался, что что-то с ним не так. Он сказал, что не помнит ее отца и мнимую услугу, а не что не служил при дворе в Турине – Луиза скорее ожидала, что он станет отрицать это. Может, он просто хотел присвоить чужую заслугу, чтобы произвести впечатление на нее? Поэтому, может, он совсем и не удивился, что у него есть тезка. Или все-таки?.. Почему-то же он не стал вообще ничего про него спрашивать, даже когда понял, что знает дю Брона именно она! От нахлынувшего азарта в горле пересохло, и Луиза невольно облизнула губы, но на ее личике по-прежнему читалось одно только простодушное недоумение, смешанное с кокетством.

– Но я не понимаю, – доверительно призналась она, – как же так может быть? Этот другой шевалье дю Брон, такой неприятный – который служил в Турине – он, значит, на самом деле… он не дю Брон? Сударь, но это же ужасно!

Словно забывшись, она было положила руку с подорожником на рукав гвардейца и тут же, смущенно отведя взволнованный взор, отдернула ее.

+1

17

На самом деле, разумеется, все было совсем наоборот, но Габриэль не испытывал ни малейшего желания посвящать собеседницу в такие подробности. Равно как и вешать на несчастного настоящего дю Брона всех собак, тем самым крепко его подставляя. Это было бы черной неблагодарностью в отношении человека, доверившегося ему.

Наплевав на чужие заинтересованные взгляды, гвардеец аккуратно взял тонкую руку девушки в свои. Привыкшие сжиматься на рукояти шпаги пальцы касались легко, оставляя мадам де Мондиссье возможность в любой момент отнять ладонь.

- Не знаю, кто этот шевалье, и по какой странной случайности он представился вам именно так, но мне бы очень не хотелось, чтобы его призрак омрачал наше с вами знакомство.

Он был запредельно искреннен, пусть и вкладывал в сказанное несколько не тот смысл, который могла уловить собеседница. И в глазах, подкрепляя слова, отражалась немая просьба.

- И, если вы позволите... я был бы рад очистить это имя в ваших глазах.

Отредактировано Габриэль де Тран (2016-02-09 01:22:07)

+1

18

Луиза еле заметно качнулась ему навстречу, но тут же потупила взор и поспешно отняла руку. Жаль было неимоверно, гвардеец ей по-настоящему нравился, а тепло его прикосновения будило в ней ответный жар, слегка затуманивший ее серые глаза. Думать – а думать ей по-прежнему было надо – становилось все труднее. И почему, спрашивается, нельзя просто ему поверить и больше не беспокоиться?

Ответ на этот риторический вопрос Луиза отлично знала, его не раз давала ей мачеха, синьора Ринальди – потому что мужчинам верить нельзя. Даже этому, такому милому и обходительныму – нельзя. Хотя ей ужасно этого хотелось.

– Но сударь, вы не понимаете! – испуганно пролепетала она. – Не в моих глазах, нет!.. Он не просто представился! И не только мне! Сударь, он служил в гвардии герцога Савойского – и под вашим именем! Я должна… Я знаю, что делать!

Тревога исчезла с ее личика, уступив место решимости. Хватит с нее глупых домыслов, и не будет она больше допытываться, что там было не так. Шевалье прав: нельзя позволить тому, гадкому дю Брону испортить такое чудесное знакомство. А справки она потом наведет иначе – военные всегда друг про друга знают, кто где служил. Куда, интересно, он делся, этот другой дю Брон? От него может быть польза…

Луиза чуть повернула увенчанную слегка растрепанными косами головку, переводя взгляд на привлекший уже ее внимание белый камушек.

+1

19

Де Тран успел проклясть все, начиная от того дня, в который ему пришла в голову идея махнуться письмами и включая эту так хорошо начавшуюся встречу, деятельную натуру новой знакомой и собственную чрезмерную щепетильность в вопросах развешивания лапши на этих очаровательных ушках. Нужно было наврать про старшего брата, а то, что внешне они с дю Броном не слишком-то похожи - ну так что ж, иной раз случается и такое...

- Мадам, прошу вас... - Габриэль, и без того говоривший тихо, еще немного понизил голос. - Не нужно. Простите меня, я тоже был не до конца честен с вами. Мне известен этот человек. Более чем известен. Он... мой родственник. Я стараюсь не афишировать наше с ним родство, думаю, вы понимаете, почему. В наше время многие склонны судить человека по имени, а не по делам.

Мысленно гвардеец попросил прощения у дю Брона и понадеялся, что ему в случае чего удастся отвертеться чем-нибудь незатейливым, вроде "Ах, вы меня с кем-то спутали". И что у мадам де Мондиссье хватит других развлечений при дворе, более интересных, чем наведение справок об одном странном шевалье.

+1

20

Серые глаза Луизы вновь вернулись к заметно помрачневшему лицу гвардейца, и она кивнула.

– Я понимаю, – шепнула она, хотя и не понимала ровным счетом ничего. Того, другого шевалье дю Брона она почти и не знала, и все, в чем он перед ней провинился, это в том, что нанес укол ее самолюбию. Нет, Луиза не считала себя неотразимой, но успела намертво усвоить, что мужчина в некоторых случаях никогда не говорит нет хорошенькой женщине. А ведь ей даже не было от него почти ничего не нужно!

Родственник… И оба служили в Савойе, но тот не стал помогать этому. А потом они оба уехали во Францию. И теперь уже этот не стал помогать тому – если бы тот тоже был в Париже, тут нечего было бы не афишировать. Теперь все стало понятно.

А если придворные кошки будут спрашивать, о чем они столько времени болтали, она скажет, что бедный гвардеец жаловался на семейные проблемы.

– Я подумала… – она доверчиво глянула на молодого человека, – ведь может так случиться… А вдруг кто-нибудь еще из Турина приедет? И услышит про вас и скажет – ну, например, вашему капитану скажет. Про того, другого. А он подумает, что это вы были. Я почему про капитана подумала – ведь если он подумает, что вы – он… не сам капитан конечно, а ваш родственник… Не умею я объяснять! Вдруг капитан решит, что вы это тот дю Брон, ведь он может вас тогда… выгнать? Если другие болтать будут, так это неважно, а если ваш капитан… Я подумала, может, я с ним поговорю? Потому что я точно знаю, что вы – не он. То есть не вы – не капитан, это и так понятно, что вы – не он, а вы – не тот дю Брон.

Интересно, что же он сделал такого плохого, тот?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » И вы не тот, и я не та. 16 ноября 1628 года