Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Поездка за неприятностями. 15 октября 1628 года, воскресенье


Поездка за неприятностями. 15 октября 1628 года, воскресенье

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Осень 1628 года, через две недели после предыдущего эпизода:
Альпийский эдельвейс для мадридской розы

0

2

Подобрав подол алой, расшитой золотыми цветами юбки, Луиза выпорхнула в луврский двор-колодец, замерла на миг, склоняя, точь-в-точь воробушек, к левому плечу кокетливо растрепанную белокурую головку, и, подмигнув поджидавшему у кареты пажу, поправила наброшенную второпях голубую пелеринку с белым меховым воротником.

Октябрьское небо, вчера еще высокое и голубое с белым, нынче нависло над самыми крышами домов и угрожающе хмурилось, и Луиза нахмурилась в ответ. Для того, что она задумала, погода была важна — ну что это за прогулка под дождем! Конечно, еще не поздно было передумать…

Луиза повернулась, всматриваясь в лицо королевы. Хотя целью поездки был всего-навсего Венсенский замок и томящаяся там принцесса Гонзага, ее величество была сегодня необыкновенно хороша. Успев уже за прошедшие две недели и четыре встречи немного изучить свою новую покровительницу, Луиза знала, что королевой никак не могло двигать желание унизить пленницу, а особую живость и красоту ей, скорее всего, придало ощущение праздника. Королевские будни, однообразные, словно горошины из одного стручка, Луиза тоже успела увидеть изнутри и хорошо понимала, как предвкушает ее величество будущее развлечение — даже такое незначительное, как поездка. Нет, отказаться от задуманного было никак нельзя! И без того уже устроить все это оказалось невероятно трудно – как если бы королева была не королевой, а… Луиза даже не знала… Как будто королева была неверной женой скаредного мужа. То нельзя, это не положено, и вообще, лучше пойдите и помолитесь за здоровье венценосного супруга и скорейшее падение Ла-Рошели. Луиза согласна была молиться за то, и другое, но не непрерывно же! И самое худшее, денег, все твердили, что из-за войны, тоже ни на что не было, а что можно устроить без денег? Только прогулку, да еще только малым выездом – ну, против этого Луиза совсем не возражала, а вдвоем было бы даже веселее. Но разве можно куда-то поехать без мадам де Ланнуа, без доньи Эстефании, без мадам Большая Шишка, без баронессы Маленькая Голова – хорошо, что рыдван, который Луиза предложила для поездки вместо расточительных трех карет, был вместительным!

Кучер должен был прекрасно видеть, что королева и свита уже ждут, но не спешил, ища кого-то взглядом. И Луиза, подхватив юбки так, что стали видны кокетливые алые сапожки до колена, побежала к нему, ловко перепрыгивая через лужи.

– Ну что же вы! – во всеуслышание воскликнула она, положила на каретный фонарь затянутую в перчатку руку и поморщилась, когда на тонко выделанной коже осталось темное пятно. – Мы же договаривались!

– Да, мадам, – кучер с сомнением смотрел на даму, – сию минуту, мадам.

– Ах! – Одна из обвивавших запястья Луизы серебряных цепочек расстегнулась и змеей сползла сначала на козлы, а потом прямо на его облепленные глиной грубые башмаки. – Ой.

– Мадам, – кучер неуклюже нагнулся, подцепил цепочку грязным ногтем указательного пальца и протянул ее Луизе.

Луиза посмотрела на испачканную перчатку, покачала головой и, не тратя больше слов, бросилась назад к королеве.

– Ну что же! – бодро воскликнула она, добежав. – Но по крайней мере, он не пьян!

Баронесса укоризненно на нее посмотрела, но промолчала.

+1

3

Прекрасное настроение королевы не портили даже мутно-серые тучи, плотно облепившие небесную высь. Анна их попросту не замечала. И тому было несколько причин. Во-первых, у нее, наконец, появился добропорядочный повод совершить прогулку - и ведь не  увеселения ради, а только из милосердия - навестить томящуюся в Венсенском замке принцессу. Даже сам кардинал вряд ли бы счел это путешествие хоть сколько-нибудь легкомысленным. Во-вторых, ей необыкновенно шло темно-синее бархатное платье, выгодно оттенявшее белую  атласную кожу, а ожерелье крупного жемчуга, мягко обхватывающее нежную шею, своей приятной тяжестью напоминало о том, что у хозяйки имеется еще великое множество украшений не хуже, что тоже благоприятствовало хорошему расположению духа.  На лицах придворных дам сквозь слой умело наложенных белил  проступало выражение едва сдерживаемого неудовольствия, но это волновало королеву точно так же, как и тучи над головой. Никак. А верная Эстефания, которая стояла рядом,  всем видом показывая, что так будет всегда при любых обстоятельствах - в ветер, дождь, снег или  второе пришествие, с непроницаемым лицом держала в руках молитвенник и ждала распоряжений.
 
Анна же наблюдала за своей новой знакомой мадам де Мондиссье. Может быть не каждый счел бы Луизу красавицей, но в  лице молодой женщины сквозила такая приятная глазу живость, что им можно было любоваться, словно бликами водной глади или подрагивающими на ветру лепестками цветов. Последние две недели мадам де Мондиссье несколько раз радовала Анну своим присутствием, внося оживление в изрядно наскучившую рутину придворных будней. Легкая и милая, истинно мотылек. К тому же она обладала чистым голосом, приятной непосредственностью и вполне заслуженно завоевала расположение королевы. Вот и сейчас, Луиза сумела найти явное преимущество там, где  ее величеству  и в голову бы не пришло его искать. Кучер, по крайней мере, не пьян! Слава Богу!

- Как говорит донья Эстефания, - серьезно заметила Анна, тепло взглянув на  Луизу, - милости господни есть везде, нужно только не лениться их замечать.
И, с гордо поднятой головой, чуть приподняв  бархатный подол, Анна торжественно шагнула к рыдвану, словно тот был отлит из чистого золота. Эстефания помогла королева забраться внутрь, привычно расправила складки ее платья и замерла рядом. Остальные фрейлины, проглотив недовольство, начали забираться следом.

- Мадам де Мондиссье, - улыбнулась королева и сделала приглашающий жест, предлагая той расположиться возле себя. Баронесса, явно рассчитывающая на это местечко, поджала губы и пристроилась вместе с остальными. Но Анне не было до этого никакого дела, она просто  радовалась.

+1

4

Луиза ответила своей королеве счастливой улыбкой, в которой не было ни малейшей доли притворства. Да, своей королеве! В конце концов, она живет теперь во Франции и, при всей своей нежной любви и благодарности к Кристине, против новой своей госпожи она не пойдет. Думать это было приятно, потому что на самом деле Луиза могла, не погрешив против совести, с честью служить обеим. Либо бедняжку ее величество политика совсем не интересовала, либо Луиза еще не снискала ее доверия. Ну и ладно – время терпит! А уж она постарается, помогая Кристине, не навредить и королеве.

– Милость явили мне вы, ваше величество, – весело отозвалась она, расправляя на потертых кожаных подушках сидения алый шелк платья, – но даже не знаю, считать ли ее Господней?

На ее язычке вертелось продолжение – Луиза не особо верила в Господни милости и считала, что чаще всего Бог помогает тем, у кого и так всего много, а значит, надо не ждать, а хватать самой – пока не станешь одной из тех, кому уже не надо полагаться на милости. Хватать она была готова все – от новой возможности и до случайного солнечного луча, ведь солнца так не хватало под сумрачным парижским небом!

– Давайте сыграем фанты на костях? – предложила она.

Дорога предстояла дальняя, трясти и укачивать в рыдване будет невыносимо, а прочие придворные дамы копировали, кто лучше, кто хуже, взгляд баронессы. Расшевелить это болото так, чтобы этим лягушкам жарко стало!.. В предвкушении Луиза потерлась разрумянившейся щечкой о белый мех накидки.

+1

5

До такого вряд ли додумалась бы даже Мари. Играть в фанты в тряском рыдване, полном придворных дам с кислыми лицами, одна из которых наверняка уже складывает в уме желчный отчет для его преосвященства. Что же,  святая обязанность королевы - побеспокоиться о том, чтобы кардиналу не пришлось слишком часто зевать от скуки, разбирая быстрые строчки. Впрочем, Анна прекрасно умела владеть собой и на ее светлом лице не отразилось ничего, кроме вежливого внимания, словно играть в фанты по дороге к томящейся в заточении принцессе, да еще в не слишком удобном рыдване было делом вполне обыденным.
   
Королева обвела взглядом притихших в напряженном ожидании безмолвно негодующих  фрейлин и легко вздохнула.
- Пожалуй, сама бы я не решилась на игру, ведь мысли о бедной Марии навевают такую грусть... - королева приложила кружевной батистовый платочек к сухим глазам, а затем мягко повернулась к Луизе, - но я не вправе лишать  столь милого  удовольствия моих фрейлин. Кто будет загадывать желания?
 
Королева смотрела на Луизу совершенно ясными глазами и только внимательный человек сумел бы заметить в их яркой голубизне всполохи откровенного веселья.

+1

6

Согласие ее величества заставило оживиться двух молоденьких фрейлин, ютившихся на самых неудобных откидных сидениях по бокам. Сидевшие чуть ближе мадам де Ланнуа и баронесса Как-Там-Ее переглянулись, но тут же заулыбались. Донья Эстефания осталась погружена в молитвенник, и только мадам дю Фаржи решилась ответить.

– Каждая из нас будет счастлива исполнить пожелания вашего величества.

Луиза чуть в ладоши не захлопала – была у нее такая дурацкая привычка. Ай да хитрая лиса! Вроде как ответила, а может, и не ответила – как королева скажет, так и будет.

– На костях же будем играть, – простодушно распахивая серые глаза, воскликнула она. – Значит…

Тут карета резко дернулась с места, и Луиза ойкнула, хватаясь за висевшую рядом ременную петлю. Младшая из двух фрейлин оказалась не столь проворна и чуть было не свалилась со своего насеста. Рядом лязгнули чьи-то зубки. А стаканчик с игральными костями, который Луиза вытащила из своего кошеля – королева подарила ей новый, и лежавшая в нем заколка украшала теперь прическу Луизы – вылетел из ее ручки и шлепнулся прямиком на колени к ее величеству. Хорошо хотя бы золоченая крышечка не отлетела!

– Ой, ваше величество… – пробормотала враз растерявшаяся Луиза.

– Что значит "на костях"? – в то же время простодушно спросила другая фрейлина. – На чьих костях?

+1

7

Анна уже готова была уверовать, что Господь, не оставив ее молитвы без внимания, послал ей в компаньонки милую выдумщицу Луизу, чтобы жизнь окончательно не превратилась в серое ненастье, а может из каких других соображений - размышлять об этом ее величество была не расположена. Спокойно взяв стаканчик с колен, Анна чуть встряхнула его и задумчиво улыбнулась - похожий был у Мари - та была большой затейницей в том, что касалось разных игр, впрочем, не только... Кажется, мадам де Мондиссье определенно  кого-то напоминает и эта похожесть Анне очень нравилась. Скользнув взглядом по светлым волосам Луизы, королева отметила, что на них красуется ее подарок - изящная заколка, и только потом  посмотрела на юную любознательную фрейлину, тугие локоны которой от дорожной тряски энергично вздрагивали и подскакивали, что выглядело не слишком  изящно. Хорошо, что она уступила донье Эстефании и велела собрать свои волосы в плотную прическу.

- Мадам де Мондиссье любезно одолжила нам свои, - отведя, наконец,  глаза от пляшущих буклей фрейлины, улыбнулась Анна и протянула стаканчик Луизе, - ей и водить.

+1

8

Луиза, чье живое личико во время этой паузы становилось все испуганнее, снова засияла улыбкой. Если бы на месте королевы была Кристина, Луиза еле заметно сжала бы ее пальцы, забирая стаканчик, но Кристина, хоть и королевской крови, была все же совсем другой. Попроще, что ли?

– Я начну, – воскликнула она, поймала неодобрительный взгляд мадам де Ланнуа и поспешила добавить: – ваше величество. Вы ведь не знаете, как играть, мадемуазель?

Фрейлина, испуганно уставившаяся на стаканчик, отрицательно покачала головой. Вот и чудесно! А то вдруг королева тоже не знает – а спросить не может. Ничего, сейчас будет весело!

– Первый фант, – объявила она. – Рассказать смешную историю про мужчину! Теперь все по очереди бросают кости. Кто меньше всех очков выбросит, того и фант.

Луиза энергично встряхнула стаканчик, перевернула его и, придерживая крышечку, повернула. Стаканчик легко снялся, и на крышке остались две кости – пять очков, три и два. Сделали его ей перед самым отъездом, и получилось просто волшебно.

– Теперь вы, ваше величество… если хотите, – Луиза с надеждой взглянула на королеву. – А если проиграете, я могу ваш фант взять.

+1

9

Рассказать смешную историю про мужчину... Анне снова понадобилось самообладание, чтобы не показать череду смешанных чувств, вызванных этим простодушным предложением. Все ее весьма немногочисленные истории, связанные с мужчинами,  заканчивались или разочарованием, или гневом, или раздражением, и всегда с привкусом горечи. А потому рассчитывать на веселую историю из уст королевы при таком скудном выборе было бы верхом легкомыслия.
   
Анна, ласково улыбнувшись молодой женщине, от души старавшейся скрасить их дорожную скуку, взяла стаканчик,  по примеру Луизы встряхнула его и, перевернув, открыла крышечку. Анна намеренно взяла ее таким образом, чтобы со стороны фрейлин количество отметин было незаметно. Выпало два и один.

- У меня семь, - взгляд королевы оставался теплым, но в ее лице проступило едва заметное вежливое выжидание - надежда на понимание. - Получается, что историю рассказывать вам, мадам де Мондиссье. Не откажите вашей королеве в этом удовольствии, - и с этими словами она мягко опустила кости обратно в изящный стаканчик.

+1

10

Ничего не понимая, Луиза уставилась на стаканчик. С очками-то все было ясно, конечно, но как же все остальные дамы? Они что — не играют?

Самая младшая из фрейлин очевидно собралась уже задать тот же вопрос, когда соседка толкнула ее локтем в бок. И тут Луиза сообразила и просияла улыбкой. Провинциалка она дремучая и дура каких поискать, а королева – умница! Так с ними и надо, с этими зазнайками: теперь они сами захотят участвовать, как же иначе, когда не дали!

– Один парень, – затараторила она, – из простых совсем, решил свои дела поправить. Я эту историю от брата его знаю. Взял он свою собаку – обыкновенную собаку, дворнягу, и пошел с ней на ярмарку. Нашел себе место и давай орать: «Купите мою лошадь! Всем лошадям лошадь! Задешево отдам!»

История была длиннющая, на полчаса, потому что когда-то они с Кристиной придумали сделать из нее спектакль и целых три дня сочиняли реплики для продавца и для покупателей. Но целиком ее Луиза рассказывать не стала, выбирая только самые смешные моменты, и все равно хватило на то, чтобы выбраться из Лувра и доехать до первого затора.

– А на следующую ярмарку, – закончила Луиза, – он опять пошел — только уже козу продавать. А теперь вам фант придумывать, ваше величество!

Дамы, слушавшие рассказ, кто улыбаясь, кто позевывая напоказ, дружно посмотрели на королеву.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-02-01 15:21:50)

+1

11

Луиза располагала к себе уже тем, что так не походила на придворных дам и совершенно этого то ли не замечала, то ли оставалась равнодушна к данному обстоятельству. А переглядывающиеся дамы, сбившиеся  стайкой на не слишком удобном сиденье рыдвана выглядели слишком привычными  и оттого утомительными. Впрочем, когда-то Анне так не казалось. До Мари. Зато сейчас королевский взгляд и слух радовала мадам де Мондиссье, чей рассказ получился живым и очень забавным. Право, знакомство с ней истинная удача. Анна благодарно улыбнулась Луизе и обвела взглядом притихших фрейлин, у которых вдруг проявился интерес к игре - искренний  или нет, Анну не волновало совсем. Когда играет королева, свита принимает правила.

- Фант?... - задумчиво повторила Анна и глаза ее заблестели, - пусть это будет куплет из любой песни на выбор той из вас, кому выпадет развлекать нас дальше.  Оживившиеся фрейлины стали по очереди передавать друг другу стаканчик, испытывая судьбу. Фант достался мадам де Ланнуа, которая с  непроницаемым лицом смотрела на игральные кости, показавшие в сумме только число два. Все с любопытством взглянули на нее, ожидая очередное развлечение, а королева вдруг  запоздало сообразила, что при такой тряске пение может оказаться только комичным. Нужно отдать должное мадам де Ланнуа - лицо ее оставалось совершенно бесстрастным, когда  при очередной неровности на дороге неприлично шумно проглатывались слова, а о смысле песни можно было только строить предположения. Кажется, что-то о соловье и розе, а может о ночном саде и ветерке, бог весть.
   
В то время как фрейлины, особенно юные едва сдерживались, чтобы не фыркнуть от едва сдерживаемого хохота, Анна  смотрела на подневольную певицу весьма благосклонно и первая захлопала в ладоши, когда та, с честью пройдя испытание и порозовев непонятно от каких смешанных чувств, наконец,  замолчала.
- Теперь ваша очередь загадывать фант, мадам де Ланнуа, - доброжелательно обратилась к ней Анна.

+1

12

Когда-то Кристина рассказывала Луизе, что, если пытаешься не хихикать, можно достать платок и его кусать. А Луиза еще тогда сразу сказала, что она станет смеяться от одной такой мысли. И платка у нее с собой не было, поэтому она принялась покусывать свой кулачок — а что делать, когда роскошная придворная дама завывает, что твой мартовский кот?

– Мадам, – простодушно спросила она, прежде чем графиня де Ланнуа успела предложить свой фант, – я не поняла —а почему заяц морщился под столом?

– Какой заяц? – растерялась певица.

– А разве вы не про зайца пели? Ой, или это я все неправильно разобрала?

Самая юная фрейлина, не сдержавшись, прыснула, а остальные принялись, хихикая, объяснять чужестранке, что песня была про любовный недуг, и ни столов, ни зайцев в ней не было. Мадам де Ланнуа в этом объяснении участие принимать не стала, но, когда оно было закончено, предложила в качестве следующего фанта рассказывать смешную историю про себя. Луиза так и знала, что так получится — как тебе дурацкий фант выпадет, так ты потом всегда хочешь придумать какую-нибудь гадость.

Меньше всех, три очка, выпало баронессе, но когда она уронила кости на пол, и поэтому она стала возражать, и фант пришлось придумывать заново. Новый фант выпал юной мадемуазель де Сент-Уэр, которая рассказала такую необыкновенно длинную и захватывающую историю с привидениями, что они успели даже выехать из Парижа. И тут вдруг карета остановилась.

– Разбойники! – воскликнула Луиза, тщетно дергая застрявшую шторку на окошке со своей стороны. – Нас, наверно, остановили разбойники!

– Глупости какие! – возмутилась баронесса. – А охрана наша?

– Перебили, – Луиза сделала большие глаза. – Спрыгнули сверху с деревьев и…

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-02-06 23:59:56)

+1

13

Среди дам воцарилась такое легкое оживление, словно они находились в светском салоне, а не в знавшем куда лучшие времена скрипучем рыдване. Опомнились, только, когда он внезапно остановился.

- Что вы, мадам де Мондиссье, - королева успокаивающе  коснулась рукой запястья Луизы, у которой  воображение, видимо,  ничуть не уступало в богатстве веселости, - мы бы услышали шум борьбы, и, уверяю вас - наши охранники опытные воины, и так запросто их не... перебить, да и не в дремучем лесу мы едем. Кстати, интересно было бы узнать, где именно мы находимся.  Наверное, сейчас к нам заглянет возница и все объяснит.
  Дамы, как по команде, взглянули в сторону закрытой дверцы, и стало тихо. Только слышалось слабое постукивание деревянных четок в руках доньи Эстефании.

+1

14

Обнаружив, что шторка на самом деле не может подняться выше и дать ей высунуть голову из окошка, Луиза оставила ее в покое и тоже повернулась к дверце.

– А если…

Высказать свое новое страшное предположение она не успела — в карету заглянул командовавший охраной гвардеец.

– Прошу прощения за непредвиденную остановку, ваше величество, – ветер растрепал его кудри, когда он почтительно снял шляпу. – Кучер тревожится за правое заднее колесо, но по-моему, все с ним в порядке.

– А что с ним случилось? – тут же спросила Луиза. – Кто-то палку вставил?

– Если с колесом что-то не так, – встревоженно сказала мадам де Ланнуа, – нам следует вернуться, пока мы еще не отъехали далеко от Парижа.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-02-06 23:59:23)

+1

15

Анна давно уже поняла, что полезнее видеть обстоятельства такими, какими они являются на самом деле, а не какими их хотелось бы видеть. И в данный момент эти обстоятельства таковы, что она должна была себе прямо признаться - возвращаться ей не хотелось. Тесный рыдван  казался ей сейчас привлекательнее королевских покоев. Когда еще появится возможность совершить увеселительную прогулку, а вышить очередной узорный завиток на покрывале она всегда успеет.

- Я целиком полагаюсь на ваше мнение, месье, - изящные кисти рук королевы теперь мягко лежали на бархате платья,  осанка  казалась такой, словно она восседала на троне, и только губы чуть дрогнули в легкой улыбке, - осталось только спросить у правого заднего колеса.

+1

16

– А колеса всегда молчат, – поспешно встряла Луиза, пока кто-нибудь еще не предложил возвращаться в Париж. Возвращаться она совсем не хотела. – Ведь правда, сударь?

Гвардеец, на которого она устремила лукавый и в то же время кокетливый взгляд, подкрутил ус, но все-таки вопросительно посмотрел на королеву.

– В этой карете лет двадцать не ездили, – торопливо добавила Луиза и, не удержавшись, прыснула, – что с ней может быть не так?

+1

17

Пора уже было определиться, к тому же явно заскучавшие юные фрейлины стали посматривать на статного мужчину с таким интересом, словно ничего подобного им ранее видеть не доводилось. Впрочем, им было далеко до Луизы, явившей похвальное  владение изящной игрой  кокетливых взглядов и шаловливых улыбок, не женщина -  игривый мотылек.

- Полагаю, двадцать лет вполне достаточный отдых для этого экипажа, пора уже вспомнить и о своем долге. Так что - мы продолжаем наше путешествие. И на всякий случай присматривайте за колесами, месье, - мягко улыбнулась королева.

+1

18

Гвардеец поклонился с седла, мазнув перьями своей шляпы по чьей-то как бы невзначай лежавшей на окошке ручке – увы, не Луизиной. А жаль, можно было бы изловчиться и шляпу поймать, вышло бы забавно. Впрочем, забавно еще будет – об этом она позаботится!

– Ее величество желает продолжать, – приказал гвардеец кому-то невидимому – может, кучеру, а может, своим подчиненным, и карета новым резким рывком сдвинулась с места. Стаканчик с костями, вылетев из рук мадемуазель де Сент-Уэр, покатился по полу. Хорошо хоть она догадалась его закрыть!

– А что дальше было? – спросила Луиза, подбирая стаканчик. – С белой дамой?

Вот странно, все-таки, что привидения это всегда какие-нибудь белые дамы. Нет чтобы белая кухарка, или белая скотница! И не белая, а скажем, зеленая.

– И вообще, – задумчиво продолжила она, – вот чего я не пойму. Почему привидения не бывают разноцветные?

Украдкой она положила скрещенные, как перед тем как соврать, пальцы на юбку королевы, так, чтобы никто кроме ее величества этого не заметил. Пора уже дать понять новой госпоже, что она, Луиза, не так простодушна, как кажется.

+1

19

Пустая болтовня, затеянная Луизой, на удивление оказалась весьма  привлекательной, и королева даже невольно озадачилась вопросом об окрасе привидений. Но, только представив себе выстроившихся в ряд разноцветных призраков, легко рассмеялась, не обращая никакого внимания на участившийся перестук деревянных четок доньи Эстефании.
   
И   только теперь заметила скрещенные тонкие пальчики, чуть утонувшие в бархатных складках ее платья. Это показалось не совсем пока понятным, но  чрезвычайно любопытным. Делая вид, что поправляет слегка завернувшийся манжет, королева   вскользь коснулась ладони Луизы в знак понимания и тут же оживленно переспросила: - Разноцветные? Я полагаю, что это было бы тогда не очень страшно - нарядные привидения. А вот бледные и бескровные совсем другое дело. Людям иногда отчего-то нравится пугаться или пугать других, особенно если они сидят в безопасном месте или едут..., - улыбаясь, королева кивнула в сторону окошка, - под надежной охраной гвардейцев.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-02-12 17:42:53)

+1

20

Луиза чуть слышно хихикнула, но остальные, похоже, приняли слова ее величества за чистую монету. Бедная мадемуазель де Сент-Уэр поспешно принялась объяснять, что она ничего такого не думала и совсем не хотела никого пугать, фрейлина, которая придумала этот фант, всполошилась и стала оправдываться, но почему-то перед баронессой, а та глядела на нее все мрачнее и мрачнее, в то время как мадам де Ланнуа, улучив подходящий момент, наклонилась к Луизе.

– Вы разрешите мне, моя милая, как женщине уже с некоторым придворным опытом, дать вам дружеский совет?

– У меня есть придворный опыт, – искренне обиделась Луиза, но тоже шепотом. – Я при дворе его светлости герцога Савойского служила!

– Милая моя, – снисходительно улыбнулась придворная дама. – Вы…

Тут рыдван внезапно рывком остановился, и Луиза, брошенная вперед, тряпичной куклой свалилась к ней на колени. Разве что кукла вряд ли выругалась бы по-итальянски, не заехала бы локтем в корсаж мадам и весила, наверное, меньше, чем Луиза – какой бы хрупкой она ни была. Не успели обе дамы опомниться, как карета грузно накренилась назад и направо, и баронесса взвизгнула, соскальзывая с сиденья.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-02-13 01:17:26)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Поездка за неприятностями. 15 октября 1628 года, воскресенье