Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Новые роли в той же игре. 23 сентября 1627 года, день


Новые роли в той же игре. 23 сентября 1627 года, день

Сообщений 21 страница 26 из 26

1

Из эпизодов
Ронэ: Костюм Адама, оружие Евы. 21 сентября, около заката
Кавуа: ??

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-01-16 21:09:52)

0

21

– Отлично, – кивнул д'Адильи и сунул пистолет за пояс. – У кого вторая?

– У меня, – Жанно поспешно снимал с седла моток веревки. – Я сейчас, я быстро.

Почти сразу первая петля затянулась на лодыжках пленника.

– С вашего разрешения, господа. – Теодор задержал взгляд на плече Кавуа. Ничего. Но на темной ткани пятен все равно было бы не видно. – Шпагу и дагу я забираю. Они, кажется, парные?

Тот всадник, который так удачно отвлек капитана, сплюнул себе под ноги. Его ближайшие соседи отвернулись. Но оба наемника согласно кивнули. Затем наклонил голову и д'Адильи.

*

Согласовано

+1

22

Кавуа ждал, что Ронэ вытащит и запасной кинжал, надежно скрытый в сапоге, ведь бретер прекрасно знал о нем... Но этого не произошло.
Забыл?!.
Напоминать капитан в любом случае не собирался. Пригодится еще, если не найдут. А вот ехать, похоже, предстояло поперек седла. Связали его как следует, но далеко так человека не увезешь... Очень заметно.

Ронэ, Ронэ...
Не станет ли он невольным помощником, с его-то вспыльчивостью?

- Чужим добром нетрудно соблазниться, - пробормотал пленник по-испански. Не потому, что рассчитывал, что его не поймут. Цитировал.

- А тут оно заманчиво вдвойне. - И по-французски добавил, явно пытаясь язвить: - Берите, чего уж там. Седла никто не хочет забрать?

+1

23

Д'Адильи скрипнул зубами. Жанно вспыхнул до корней волос, а южанин, которому он помогал взобраться на лошадь, выругался. Теодор, который как раз заворачивал трофейное оружие в плащ, стремительно обернулся, едва сдержав очередное ругательство, когда, вновь, привычное движение отозвалось болью.

– Вот как? Право, вы меня смущаете. Как там было…

Mil veces he advertido en la belleza,
gracia y entendimiento de Teodoro?

Не надейтесь, господин капитан, даже не надейтесь. – И пояснил недоуменно уставившимся на него остальным: – Меня крестили Теодором. Откуда он только узнал?!

До сих пор Кавуа ни словом не упомянул об их знакомстве. Помнил про уговор в трактире?

_______________________

Я столько раз невольно замечала,
Как Теодоро мил, красив, умен…

Лопе де Вега, Собака на сене

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-01-16 21:46:57)

+1

24

Капитан очень вовремя припомнил еще одну цитату и не постеснялся ее озвучить. Немецкого он не знал, но эту книгу давно перевели на латынь.

- Очень просто, - проворчал он, даже не глядя в сторону бретера. Влажная земля приятно охлаждала горячий лоб.
А вот веревки, похоже, затянули от души.

- Заносчивость и самохвальство, распутство, грубость и нахальство, - озвучил он чеканные строки Бранта. - Подходит обоим. И выдуманному, и настоящему...

Не оставалось ничего, кроме как язвить дальше.

+1

25

Латынь оказалась равно не по зубам и гугенотам и наемникам. А Теодор не узнал цитату – это должна была быть цитата, не мог же Кавуа рифмовать на латыни, никто не мог!

– Колдует? – предположил южанин уже с высоты седла. Не понять, всерьез ли.

– А кляпом? – д'Адильи взялся за свой шейный платок.

– Время, – мрачный гугенот снова был лаконичен.

Две пары рук перебросили пленника через луку его седла. И д'Адильи подал знак трогаться. На север.

+1

26

Гвардеец, чуть приподнявшись на здоровой руке, проводил гугенотов взглядом, и когда те отъехали на достаточное расстояние, поднялся на одно колено. Пережидая секундное головокружение, погладил по холке мертвую лошадь. Вредину было жалко. Из стольких переделок вынесла, а из этой - не смогла...

Окончательно поднявшись на ноги, Габриэль сунул раненую руку за пояс, чтобы не болталась на ходу, и двинулся к ставке. Кипящее внутри бешенство, так и не нашедшее выхода, гнало вперед, подмывало ускорить шаг. Здравый смысл требовал рассчитывать силы, чтобы не свалиться, не дойдя до места.

Лица гугенотов отчетливо врезались в память. Южанин, тип со страшным акцентом, все порывавшийся пристрелить "посланца"... и особенно - тот, что назвался Теодором, с повязкой на левом глазу, столь любезно уступивший де Трану свой платок в обмен на пистолеты. Не человек, а ходячая особая примета. Капитан так старательно дерзил именно ему... Знаком? Или - просто совпадение?

В ставке разберутся. Главное - дойти.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Новые роли в той же игре. 23 сентября 1627 года, день