Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер


Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

Трактир «Красная голубятня»

0

21

Марион ловко ушла от прямого ответа, впрочем, настаивать король не стал. Прелестная куртизанка, по словам Сен-Симона, славилась вольным нравом, не терпя проявлений собственничества от кого-либо из своих кавалеров. Сделает ли она исключение для того, на чьём челе красовались три короны, оставалось лишь гадать.

- Полагаю, это слишком суровое покаяние, - Людовик коснулся губами тёмных следов на нежной коже.

В этот момент он как нельзя сильнее ощутил, что направлялся на убогий постоялый двор не только для того, чтобы убедиться в целости и невредимости мадемуазель Делорм. Оставаться целомудренным праведником, каковым его считали многие столичные скалозубы, казалось невозможным в обществе этой восхитительной женщины.

- Я бы хотел, чтобы вы позабыли об этой истории, как о дурном сне, - чуть придвинувшись к Марион, король прильнул к её губам.

Кем ему быть дальше, великодушным рыцарем или мелочным ревнивцем, он решит после, а сейчас он в полной мере чувствовал себя сыном своего отца.

+1

22

Марион охотно последовала монаршему совету. Позабыть совсем вряд ли получится, да ей и не позволят… Но на полчаса – почему бы и нет? Тем более что воспоминание, предлагаемое взамен, обещало быть весьма приятным.

Ладони куртизанки скользнули по мужской шее, вдоль воротника сорочки, украшенной согласно королевскому эдикту довольно скромной полоской кружева. Марион чуть усмехнулась, но смешок утонул в новом поцелуе.

– Мне лестно, ваше величество, что вы помнили обо мне и среди сражений, ведь война и политика – гораздо более опасные соперницы, чем просто другие женщины.

+1

23

В объятиях куртизанки, сводившей с ума стольких мужчин, было неуместно вспоминать о других женщинах, даже если с ними обменялись брачными клятвами перед алтарём.

- Уверяю, ревновать вам придётся только к этим дамам.

В Марион было столько жизни, что король без оглядки ринулся в водоворот новых чувств. Пускай он нарушал заповеди, в чём Людовик непременно покаялся бы на исповеди, но душа его ликовала от сладости этого греха.

За поцелуями и объятиями, как и сменившими их более пылкими ласками, разговоры о неприятном приключении мадемуазель Делорм и мысли о делах осады и обещанном анонимом покушении на министра были временно отринуты, в небытие же канул и семейный разлад, и собственная меланхолия монарха. Чары Марион творили чудеса.

+1

24

Как бы ни была увечна и стара кровать в «Красной голубятне», вызвавшая презрительное негодование монарха, все ж она послужила достаточно прочным и просторным ложем для любовников. Страсть довершила дело, на время сгладив любые изъяны трактирного номера.

Уронив растрепанную темнокудрую головку на мужское плечо, Марион коротко и часто дышала приоткрытым ртом, восстанавливая сбившееся дыхание. Пожалуй, несмотря на все выпавшие на ее долю неприятности и испытания, поездку в Ла-Рошель нельзя назвать совсем неудавшейся. Как часто бывало, она нашла там, где и не думала искать. Марион тихонько усмехнулась, пряча улыбку за волной распущенных волос.

– Гм. Мне кажется, сир, что едва искупив прежние грехи, я начала заполнять список моих прегрешений с новой страницы.

+2

25

Тихий смех Людовика для него самого прозвучал неожиданно, настолько он отвык от этого естественного проявления весёлости.

- Я верю, дорогая Марион, что вам предстоит очень долгая жизнь, - он тесно прижал к себе девушку, испытывая небывалое умиротворение. - И у вас ещё будет время покаяться в этом грехе, к которому я лично вас подтолкнул. Хотя...

Король повернулся на бок, так, чтобы лучше разглядеть лицо куртизанки.

- Хотя я сам готов взять на себя всю вину. Но при одном условии, - медленно проговорил он, накручивая на палец темный локон у виска мадемуазель Делорм. - Если вы согласитесь видеть меня чаще.

+1

26

Изогнув запястье, Марион закинула руку за голову и внимательно посмотрела в глаза королю. Привилегия кошек и избалованных хорошеньких женщин. На самом деле – пустая прихоть, поскольку тот, кто назвал глаза зеркалом души, бессовестно лгал. Мадемуазель Делорм знала, что их гладкая и блестящая, как водная гладь, поверхность отражала лишь отблеск сиюминутных желаний, изменчивых, как та же вода. Тело лжет меньше.

– Вы хотите видеть меня чаще? – лукаво улыбаясь, спросила она.

+1

27

- Ответ вам прекрасно известен, - отозвался Людовик, запечатлевая очередной поцелуй на губах своей подруги. Необходимая в таких случаях, но приятная игра слов, в сладость которых могла быть вплетена ложь, но не сейчас. - И не только в этих краях, но и в Париже, когда мы одержим победу.

Конечно же, он бы хотел запереть эту жемчужину подальше от чужих похотливых взглядов, чтобы никто иной не касался её, но пока не решался озвучить своё пожелание.

- Если вы захотите остаться при дворе, устроить это будет совсем не трудно. Но ежели ваше сердце более склонно к нынешнему образу жизни, я не стану настаивать. Разве что на том, чтобы моё участие в ней стало более существенным.

+1

28

Рассмеяться было решительно нельзя, поэтому Марион приникла к губам Людовика в поцелуе, который можно было счесть знаком горячей признательности куртизанки. Правда, без уточнения было ли это «благодарю, да» или же «благодарю, нет». Подобно заносчивым Роганам, Марион могла бы сказать, что место при дворе для скромной дочери торговца слишком много, а для мадемуазель Делорм слишком мало.

– Не думаю, что следует подвергать такому испытанию двор. Или меня, – произнесла она, наконец. – Мне будет достаточно, сир, если у вас просто появится место и время, где вы могли бы отдохнуть от всех забот королевства, сменив их на радости обыкновенного мужчины. Если, конечно, – Марион опустила ресницы, затенив взгляд в притворном смущении, – вы не сочтете это предложение непозволительной дерзостью с моей стороны.

+1

29

- Признаться, мне по сердцу эта дерзость, - улыбка вновь непривычно изменила лицо Людовика.

Мысли куртизанки удивительно совпадали с его собственными. Ничуть не желая выставлять на всеобщее обозрение свои отношения с Марион, он предпочёл бы оставить их милым убежищем вдали от тех, кто часами мог обсуждать малейшую перемену на августейшем лице или в королевском гардеробе.

- И всё же, вы не дали ответа насчёт Этре.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер