Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер


Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Трактир «Красная голубятня»

0

2

Ранее утро

Марион с досадой рассматривала синяки, проступившие на нежных запястьях. Сколько дней пройдет, прежде чем сойдут следы грубого обращения. Но неважно – важнее сгладить последствия своей неосторожности. Она снова взялась за перо и закончила записку, расписавшись под ней инициалами М.Д., капнула воском и приложила кольцо с выгравированной на нем пухлой птичкой, в которой при небольшом усилии воображения можно было угадать голубку…

***

Обустроившись в одном из верхних комнат «Красной голубятни» со всем доступным там комфортом, то есть очень и очень небольшим, мадемуазель Делорм, или – как ее здесь запомнили – мадемуазель Дюбуа, подоткнув юбку, втирала в кожу щиколоток смягчающую мазь. Третий раз за день. Она сжала зубы, чтобы сдержать проклятие – мазь нестерпимо воняла.

Граф де Рошфор, любезно привезя ее сюда, перед тем не менее любезно сообщил, что ее номер в «Гербе Аквитании» в Этре более ей не принадлежит, но дорожные сундуки находятся в целости и сохранности.

Понимая, что ей не избежать расспросов и желая отсрочить их до более благоприятного для себя момента, Марион всю дорогу изображала полуобморочное состояние от усталости и пережитого потрясения, что, впрочем, соответствовало истине, только самую малость преувеличенной. Женщины – хрупкие создания, и мужчинам не следует о том забывать, тем самым проявляя вопиющую неучтивость. Так что графу пришлось отступиться от расспросов, но, как подозревала мадемуазель Делорм, ненадолго.

Ей пришлось дать слово, что она не сдвинется отсюда с места. Смешно, право слово. Без багажа, без сопровождения… Хотя за багажом она сегодня послала. Марион с раздражением тряхнула головой и принялась отмывать руки от липкой мази. Ленивая трактирная служанка, которая должна была прислуживать ей, снова куда-то запропастилась, и вода в кувшине для умывания давно остыла. Провинция…

В дверь негромко постучали, и Марион, одернув юбки, отозвалась одновременно с облегчением и досадой.

– Входи. Долго же тебя не было.

примечание

согласовано

Отредактировано Марион Делорм (2016-01-02 18:25:30)

+1

3

- Не могу не согласиться, мадемуазель, неделя - слишком долгий срок.

Дверь скрипнула, впуская стучавшего, и тут же затворилась. Лязг засова дал понять, что иных гостей обитательнице комнаты в ближайшее время принимать не придётся.

- Простите мне это своеволие, дорогая Марион, - король распахнул укутывавший его плащ и обнажил голову, оглядывая женщину, чьё письмо заставило его покинуть ставку накануне предполагаемого нападения на министра. Та выглядела утомленной и расстроенной, и все равно оставалась прекрасной. - Я не хочу, чтобы нам помешали.

Приблизившись к куртизанке, Людовик взял её руку в свою.

- Слишком ценна эта встреча, - он коснулся губами ладони Марион. Уловив запах мази, он скользнул взглядом по запястьям, на которых красовались мелкие синяки, и нахмурился. - Что же случилось с вами?

Отредактировано Людовик XIII (2016-01-02 02:42:19)

+1

4

Капли воды тяжело сорвались с кончиков пальцев, и мадемуазель Делорм резко повернулась.

– Ваше величество, – она запнулась, и очаровательная улыбка расцвела на губах куртизанки, когда она, не обращая внимания на саднящую боль в ногах, склонилась в реверансе. – А я прошу простить мою растерянность, я никак не ожидала…

Здесь Марион лукавила – письмо, что она отправила утром, было одним из тех писем, которые формально заверяя о полном благополучии отправительницы, заставляют мало-мальски неравнодушного мужчину встревожиться от полной неопределенности. Однако ждала она не сегодня, и в этом Марион была правдива.

– Случилось? – женская ладошка шевельнулась в руке короля, открывая весь урон, нанесенный нежной коже мадемуазель Делорм. – О, сущие пустяки. Мне не пристало жаловаться, поскольку я начинаю думать, что люди, называвшие моей путешествие под Ла-Рошель безумием, были правы. Разумеется, в этом я признаюсь только вам, – маленькая ямочка обозначилась на щеке. – Не им.

+1

5

- И все же, Марион, прошу вас, расскажите мне, что с вами стряслось.

Возле убогого стола Людовик заметил сочетавшийся с ним в ветхости и красоте стул. Не выпуская руки женщины, он подошёл к нему и усадил мадемуазель Делорм. Сам же венценосец удовольствовался табуретом, извлечённым из тёмного угла. Неприметный плащ и шляпа были брошены на неприбранную постель.

- Куда вы пропали? И кто сотворил с вами это? - король взглядом указал на руки куртизанки.

+1

6

С изяществом, усвоенным куртизанкой настолько глубоко, что оно уже не осознавалось ею, мадемуазель Делорм села на предложенный стул. Опустив глаза, она расправила складки широкой юбки и обратила на короля растерянный взгляд.

– Разбойники, кто же еще, – вздохнула она. – Сейчас, ваше величество, я смеюсь, но тогда мне было страшно до ужаса. Меня похитили, как я думала поначалу, просто для выкупа, а теперь… – Марион прикусила розовую губку. – Боюсь, что я сделала большую глупость и лишь благодаря чуду осталась жива.

+1

7

Придворные дамы могли бы дать фору лучшим актрисам Бургонского отеля. Выросший среди них Людовик не сомневался, что временная хозяйка комнаты играет, затягивая свой рассказ, однако, к собственному удивлению, не испытал ни капли досады.

- Не томите меня, Марион, - мягко произнес король, вновь беря руку куртизанки в свою. - Поведайте мне все, с самого начала.

Она была жива и, похоже, следы от пут были единственным уроном, нанесённым её телу. Это радовало, но тревожных вопросов оставалось ещё слишком много. Сперва, тем не менее, его величество решил дать шанс женщине самой прояснить случившееся, включая возможную роль герцога Орлеанского и удивительную осведомленность о её участи кардинала де Ришелье.

+1

8

Бросив на Людовика из-под опущенных ресниц быстрый взгляд, Марион убедилась, что терпением короля злоупотреблять далее неблагоразумно.

– Я знаю не так много, ваше величество… – она не удержалась от нового печального вздоха, очертившего линии груди в вырезе корсажа. – Женщина и мужчина. Я никого из них не знала, но они хорошо знали, кто я, и очевидно было, что они действовали не сами по себе, а исполняли приказы кого-то. Меня отвезли в какой-то охотничий домик неподалеку, здесь на болотах, где принялись поначалу уверять, что ни жизни, ни чести моей ничего не угрожает, только деньгам. Однако потом… – уже не играя, Марион в искреннем отчаянии сжала ладонь Людовика и произнесла почти шепотом, будто озвученный во весь голос ее неосторожный поступок станет совсем непростительным, – меня угрозами вынудили написать письмо. Будто я… – мадемуазель Делорм поперхнулась, но мужественно продолжила, не опуская умоляющего и призывающего не верить дурному взгляда, – будто я провела эти дни вместе с Герцогом на острове Ре и узнала о готовящейся тайной вылазке англичан. Вот та глупость, которую я совершила.

Отредактировано Марион Делорм (2016-01-04 18:01:43)

+2

9

Несколько мгновений Людовик молчал, обдумывая сказанное куртизанкой. Ясности рассуждений мешала ревность, неприятно коловшая его самолюбие, и все же король сумел взять себя в руки. Возможно, с королевой Анной он держался бы иначе, не скрывая собственных чувств, но Марион ему не принадлежала, даруя свои милости далеко не ему одному.

- Кому было предназначено то письмо? - спокойствие далось ему непросто. - Мне? Герцогу Орлеанскому?

Имя брата, который являлся его вероятным соперником, его величество с трудом выдавил из себя.

+1

10

Тревожно кусая губы, Марион ждала дальнейших вопросов, однако короля в первую очередь интересовало совсем не те подробности, которых она опасалась. Мадемуазель Делорм достаточно владела собой, чтобы не допустить ни неуместного смешка, ни даже тени улыбки. Ревность! О, мужчины…

– Кому как не первому министру вашего величества? – абсолютно естественно удивилась Марион. – Ведь его высокопреосвященство отвечает перед вами за осаду Ла-Рошели? Вот почему я беспокоюсь так сильно… Право, лучше бы я написала герцогу Орлеанскому, – откровенно сказала она, но тотчас прикусила язычок, понимая, что еще немного – и она произнесет непростительную дерзость, хотя вероломство и непостоянство брата Людовика уже давно стали притчей во языцех.

Отредактировано Марион Делорм (2016-01-05 22:32:56)

+1

11

Сказанное мадемуазель Делорм удивительно совпадало со сведениями, полученными из подделки с острова Рэ. Все складывалось воедино: приписка к посланию Туара и теперь то, что было выведено пером куртизанки. И цель - стянуть силы к Каменному мосту.

Увы, совет ничего не прояснил, но теперь в этом странном деле появилась новая зацепка, а уверенность в причастности англичан только возросла.

- Марион, прошу вас, попытайтесь вспомнить все, что связано с вашим похищением. Упоминали те люди какие-нибудь имена? Слышали вы некие названия?

Вопрос, как куртизанка могла свободно писать министру и кардиналу, зная, что её почта будет прочитана адресатом, Людовик намеревался озвучить позже.

+1

12

– Увы, ваше величество, – огорчение Марион было отнюдь  не наигранным. Обладай она нужными сведениями, насколько облегчилось бы ее нынешнее затруднительное положение. – Хотя постойте… Не имена и не названия, но… – медленно начала она, а затем ее речь участилась вместе с дыханием. – Все было условлено заблаговременно, я уверена. Дом, куда меня привезли, был не просто случайным домом. Обстановка добротная, для провинции даже с претензией на роскошь. И записка… Записка была подготовлена заранее, мне оставалось лишь переписать ее своей рукой. Мои похитители не постеснялись представиться мне, поэтому не сомневаюсь, что названные ими имена вымышлены. Мадам де Мере и виконт. Просто титул без названия имения, – мадемуазель Делорм улыбнулась с высокомерным презрением женщины, чьи уловки в адрес мужчины не принесли предполагаемого результата. – А по виду типичный искатель удачи, из тех, кто нанимается за пол-экю. Видимо, он и должен был потом… – Марион опустила глаза и сдавленно прошептала, – убить меня.

+1

13

Ни имена злоумышленников, ни их описание не говорили королю ровным счетом ничего.

- Всё позади, мадемуазель, - чуть склонившись, он поднёс руку Марион к своим губам. - Никто не посмеет причинить вам вред... Но кто освободил вас? Господин кардинал говорил, что попробует разыскать вас.

Вспомнив свою недавнюю беседу с министром, Людовик вздохнул. Осведомлённость Ришелье обо всём или почти обо всём его почти пугала, иногда раздражала, но всё же оказывалась полезной.

- Признаться, я был удивлён, узнав, что ваше появление под Ла Рошелью не осталось им не замеченным.

Отредактировано Людовик XIII (2016-01-06 21:48:33)

+1

14

Марион прикусила губу: стрела попала в цель. Осведомленности кардинала временами побаивалась и она. Увы, коли она избежала смерти, безвозвратно отбрасывающей в прошлое любой поступок, позади ничего оставить было нельзя.

– Его высокопреосвященство вменил в себе в обязанность замечать всё и вся, так говорят, – ответила она с притворной беззаботностью. – Но в моем случае полной неблагодарностью стало бы негодовать или жаловаться, ваше величество, ведь я свободна и могу сейчас говорить и видеть вас благодаря графу де Рошфору. Полагаю, что именно графу кардинал поручил мои розыски. Однако я с ума схожу от беспокойства от мысли, в чьи руки попало вырванное у меня письмо, и каким неблаговидным целям оно могло послужить.

+2

15

Нет ничего, чего б не знал
О нас, о грешных, кардинал...

В голове Людовика промелькнули слова из песенки, которую Сен-Симон принес из какого-то салона, где прикормленные писаки развлекали недовольную знать скабрезностями о министре.

- Успокойтесь, - доверительно произнес король. - У господина де Ришелье отменная охрана, да и вокруг столько преданных мне войск, что о его безопасности не стоит волноваться.

Сам он не был вполне уверен в этом. За последние сорок лет кинжал дважды поражал сердца монархов, стоило ли говорить, что их приближенные не были защищены от подобной же участи.

- Придется выразить графу свою признательность. Хотя я и рискую открыть всем ту привязанность, что питаю к вам, дорогая Марион, - Людовик улыбнулся, после чего, словно устыдившись своей слабости, потупился. - Думаю, вам не стоит отныне оставаться одной и без охраны. Позвольте же теперь мне заняться этим.

*

Автор стихотворных строк - Юрий Ряшенцев.

+1

16

В глазах мадемуазель Делорм промелькнуло выражение, столь мало подходящее для беседы и с венценосным монархом, и с любовником, что она сочла за лучшее опустить взгляд. О кардинале Марион беспокоилась. Немного. Ровно столько, сколько оставалось на его долю после закономерного волнения по поводу собственной будущности. Однако сказала она совершенно о другом.

– Но, ваше величество, – возразила куртизанка с тем милым лукавством, которое, как она прекрасно знала, было ей чрезвычайно к лицу, – разве приставленная ко мне охрана не выдаст вашу привязанность еще вернее, чем пара слов, сказанная графу? Ни за что я не хотела бы злоупотреблять вашей добротой, сир, и одно ваше намерение для меня драгоценно.

+1

17

Увы, сын Генриха Великого, не пропускавшего ни единой юбки, принадлежала ли она знатной герцогине или худородной крестьянке, совершенно не умел вести себя с дамами, отчего, прекрасно осознавая это, чувствовал себя смущенным больше безусого юнца, впервые оказавшегося наедине с женщиной.

- Полагаю, даже лишенные знаков отличия, - заговорил он, заливаясь краской и вновь преодолевая проклятие заикания, - ваша охрана не утратит отваги и мастерства во владении оружием. Более того, это место совсем вам не соответствует.

Король оглядел комнатушку, служившую временным прибежищем для одной из самых блестящих куртизанок. Воистину, подобное обрамление казалось неподходящим для такой жемчужины.

- Я был бы счастлив видеть вас в Этре. Чтобы каждый день наслаждаться вашим обществом.

+1

18

Из тёмной массы завитков, собранных в небрежный узел на затылке, Марион в задумчивости вытянула длинную прядь и принялась накручивать её на палец. Отпустила, и выпущенный на волю локон запрыгал, раскачиваясь, как пружина.

– Даже лишённая знаков отличия, сир, охрана не утратит ни глаз, ни ушей, ни языков, – наконец, сказала она.

Мадемуазель Делорм не была уверена, был ли великодушный жест короля сиюминутным порывом, о котором Людовик сожалеет через час, на следующий день или через неделю, или твёрдым решением, от которого он не отступится из врождённого благородства или из упрямства.

+1

19

- Ваше присутствие наверняка уже не осталось незамеченным, - возразил Людовик, понимавший всю разумность доводов куртизанки. - Но как я смогу пребывать в спокойном расположении духа, зная, что вам всякую минуту грозит опасность.

Его отец не стал бы колебаться и, махнув рукой на приличия и несогласие дамы, забрал бы очередную пассию в свой лагерь. Наследник Генриха, увы, отличался гораздо большей робостью в делах амурных.

- Не станете же вы сидеть в этом убогом месте, в ожидании неизвестно чего. Хотя, вероятно, я попросту не ведаю, почему вы прибыли под Ла Рошель, - в голосе короля зазвенели столь свойственные ему недоверчивые нотки. - Или к кому.

+1

20

Марион напряглась. Разговор свернул с проторенного и гладкого тракта на каменистую и ухабистую тропу. Опустив глаза, она вздохнула с видимым раскаянием.

– Ах, ваше величество, сейчас я уже и не вспомню. Тогда это казалось важным, но, вероятно, это был просто каприз.

Уголки губ куртизанки приподнялись в лукавой улыбке, позволяя Людовику самым лестным для себя образом истолковать причину забывчивости мадемуазель Делорм. Она искусно переменила положение тела, словно невзначай оказавшись чуть ближе.

–  В любом случае я достаточно сурово наказана за свое легкомыслие, – промолвила Марион, с грустью рассматривая синяки на запястьях. – Как вы полагаете, сир, это зачтется в искупление моих грехов, как власяница?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Помощь друга, 21 сентября 1627 года, вечер