Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Кузнецы своего счастья. 21 сентября 1627 года, около восьми вечера


Кузнецы своего счастья. 21 сентября 1627 года, около восьми вечера

Сообщений 61 страница 70 из 70

61

Взгляд кардинала вернулся к герцогу, сделавшись пристальным до неприличия. Это было щедрое предложение, но, приняв его, Ришелье вступил бы, по сути, в заговор против короля. Мелкий, почти незначительный – но с человеком, который не услышал в его ответе самого главного… и который уже проваливал другие заговоры. Но отказывать надо было осторожно – тем более, что отказов было два.

– Я вам более чем признателен, дорогой кузен, – отозвался он, возвращаясь к столу и вновь завладевая своим бокалом. – Но я не решусь его принять: не далее как этим летом его величество вновь увеличил численность моей гвардии, и забота господина капитана станет навязчивой, если в его распоряжении появится еще люди. Поверите ли, я больше и шагу в одиночестве не смею сделать.

Красноречивая гримаса, который он сопроводил эти слова, была искренней.

+2

62

Мысленно Валуа умыл руки. Навязывать свои услуги он считал недостойным сына короля, пускай даже они предлагались человеку, способному в будущем оказаться ему полезным. К тому же, рассудил герцог, Кавуа, несмотря на свои несносные замашки, вояка отменный и людей выбирал на зависть дельных.

- Как пожелаете, кузен, - вздохнул он, нарочито демонстрируя скорее печаль, нежели разочарование или же задетое самолюбие, благо последние сейчас его не тревожили. - Однако вам придется смириться с такой жизнью, если вы хотите оставаться подле его величества и заниматься делами государства. Нисколько не желаю вам этого, но, боюсь, господа Россильяк и Бреклен отнюдь не последние в списке тех, кто пожелает выразить свое видение... кхм, правильного руководства политикой.

Озвучивая очевидные вещи, Ангулем желал подвести свою тираду к самому главному, что резюмировало бы его нынешний визит к министру. Для этого следовало сперва наступить на больную мозоль Ришелье.

- Ее величество королева-мать, к сожалению, не всегда поддерживает своих верных слуг. Увы, близость к государям не подразумевает их безоговорочного постоянства.

"Опасно, Шарль, опасно!" - думал герцог, помилованный Марией Медичи, той самой женщиной, которую он когда-то желал сменить на собственную сестру.

- Вам нужны друзья, на которых вы можете положиться. И, думаю, вы вполне можете на них рассчитывать.

+1

63

Выпад попал в цель, но омрачившееся лицо Ришелье было скорее данью его искусству притворства. Фавор королевы-матери был для кардинала теперь уже делом прошлым, и теперь его верность принадлежала в первую очередь королю. Но непостоянство сильных мира сего не могло не тревожить того, кто, пусть и сам сделавшись одним из них, всецело зависел от другого. И если Марии Медичи он полагал себя необходимым, то король мало проиграет, потеряв своего первого министра – то есть проиграет, конечно, но может этого не заметить.

- Я ничего не ценю больше семьи и дружбы, - очень серьезно отозвался он. – А значит, тем выше ставлю тех, кто придерживается одного со мной мнения в этом. Ваш поступок сегодня, ваше великодушие… Я гордился бы честью называть вас своим другом и почитал бы за счастье войти в число ваших друзей.

И придерживаясь этой точки зрения, Ришелье, как ни печально, отлично осознавал, что дружеским отношениям, в отличие от семейным связям, может прийти конец, и зачастую выигрывает при этом тот, кто первый делает шаг к разрыву. Герцог Ангулемский мог быть сейчас заинтересован в первом министре, но верить в то, что этот интерес не исчезнет, потеряй он свою должность, было глупо.

+1

64

Можно было считать сделку состоявшейся. Насколько она окажется надёжной с одной или другой стороны, предстояло проверить временем.

- Это станет большой честью для меня, кузен, - Ангулем чуть склонил голову. - Однако я хотел бы предложить вам договор, вроде того, что мы заключили перед допросом Бреклена.

Валуа прошёлся до окна и, размышляя над формой, в которую следовало облечь дальнейшие свои слова, задумчиво постучал пальцами по раме.

- Если ваше или моё окружение узнает о нашей дружбе, вряд ли я сумею вовремя упредить нечто неприятное, что могло бы грозить вам.

Подобное умолчание было выгодно и самому герцогу. Попади кардинал в опалу, в глазах короля и света сам он останется чист.

Отредактировано Шарль де Валуа (2016-02-13 01:21:46)

+1

65

Взгляд его светлости был устремлен сейчас в другую сторону, и Ришелье позволил себе легкую улыбку. Нетрудно было угадать, которому из двух свежеиспеченных друзей предстоит первому доказать дружбу делом. Однакоже, напомнил кардинал самому себе, герцог Ангулемский привез и Бреклена, и Вальдувена… и Бутвиля, хотя последнее было, как выяснилось, излишним.

– Вы совершенно правы, кузен, ваша предусмотрительность не может не восхищать. Я предупрежу господина де Кавуа, что вы приезжали ко мне с жалобами на него, и позабочусь, чтобы об этом узнали.У вас тогда появится повод дурно отзываться обо мне, потому что жалобы эти не достигли цели.

Кардинал присоединился к герцогу у окна, рассеянно глядя на освещенный факелами двор фермы.

– Я настоятельно советую вам предупредить также господина графа де Люз… хотя не рискну предположить, в какой форме.

Похищение графини могло обойтись ее мужу куда дороже, чем похитителю, и Ришелье не решил еще, стоит ли вмешиваться в эту историю. Убить его Кавуа, конечно, не убьет, но если от его светлости будут ждать мести…

+2

66

Герцог кивнул.

- Не думаю, что это умолчание дастся ему с трудом. Граф де Люз - человек глубоко порядочный, человек слова.

Голос Ангулема звучал двусмысленно, невозможно было понять, одобряет ли он честность племянника или с трудом удерживается от едкого замечания в его адрес.

- Что же до господина де Кавуа... Не могу сказать, что общение с ним доставило мне приятные мгновения. Совершенно невоспитанный и наглый тип, да простит меня ваше преосвященство. Я был бы признателен вам, кузен, если бы он был сдержаннее в моём присутствии, а не считал меня кем-то из ваших слуг.

Герцог поморщился. Ему пришлось просить другого осадить своего оскорбителя, не задав тому трёпку собственными усилиями.

+2

67

Ришелье с трудом сдержал улыбку – сравнение его позабавило. В самом ли деле Кавуа мог быть настолько дерзок? С этой стороны Ришелье его никогда не видел и искренне надеялся, что не увидит – потому что это означало бы, что их дружбе пришел конец.

- Я сделаю ему строгое внушение, - пообещал он. -  С вашего разрешения, прежде чем мы расстанемся, мне хотелось бы обговорить еще одну мелочь. Не всегда бывает удобно передавать какие-то сведения с глазу на глаз. А посланник должен быть либо надежен, либо не знать, что передает. К сожалению, господин де Бутвиль вскорости покинет Ларошель, насколько я понимаю.

Некоторая поспешность, с которой он сделал это уточнение, могла объясняться как его нежеланием откровенничать об истоках своей осведомленности о ближайших планах господина де Бутвиля, так и какими-то другими причинами.

+1

68

- Вряд ли составит труд найти такого посредника что среди ваших приближённых, что среди моих... Хотя недавние события показали, что под самой бравой личиной может скрываться мерзкий аспид.

Герцог усмехнулся, вглядываясь в огни за окном.

- Что ж, если ваше преосвященство позволит, я бы отправился обратно в свою ставку. Полагаю, моё присутствие едва ли поможет вытянуть из господина де Бреклена некие очередные интересные подробности о его путешествиях и знакомствах.

Ангулем взял брошенную на секретарский стол шляпу и, задумчиво расправляя перья, добавил.

- Если меня станут спрашивать о судьбе этого человека, что бы вы предпочли услышать в качестве рассказа?

+1

69

Ришелье задумчиво приподнял брови. Герцог Ангулемский, не назвав имени, ясно показал, что предпочитает не посвящать в эту интригу третьих лиц – а значит, что он никому настолько не доверяет. Невысоко, стало быть, его приближенные ценят его дружбу.

– Он не успел, насколько я могу судить, сделать ничего дурного, – задумчиво произнес кардинал, явно забывая о злоключениях, выпавших из-за Бреклена на долю Бутвиля. – Может, вы, ваша светлость, почему-либо сочли желательным лично вручить мне моего шпиона при вашей особе? Я обдумываю возможность его отпустить, а с таким пятном на его репутации…

Улыбка, скользнувшая при этих снисходительных словах по его губам, была отнюдь не милосердной. Бреклен мог пуститься в бега, а мог остаться и дожить до встречи с Ронэ. Или, на худой конец, с Бутвилем. Долгой его жизнь не будет, но есть недурной шанс, что его сообщники поспешат тоже его отыскать.

+1

70

- Забавно, - губы герцога скривились в усмешке. Отправить Бреклена на тот свет руками его сообщников было ходом достаточно изящным. - Мне нравится ваше предложение... Вы могли бы сочинять недурные пьесы, кузен.

К счастью, Ангулем не обладал даром читать чужие мысли и потому не испытал смятения духа, приведшего бы к бурному выражению возмущения. Называть предварительно имени посыльного он не хотел, намереваясь выгадать время и не позволить Ришелье иметь против него слишком много козырей на руках единовременно.

- Надеюсь, вы не забудете поделиться со мной любопытными подробностями о вашем покорном слуге, которые - а вдруг! - пожелает открыть господин шпион. Доброй ночи, господин кардинал.

Засим Шарль де Валуа откланялся, испытывая одновременно облегчение и задор, тот самый, что охватывал его в более юные годы при заключении опасных, но оттого столь милых его сердцу предложений. Тогда они его развлекали, теперь же были способны принести выгоду.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Кузнецы своего счастья. 21 сентября 1627 года, около восьми вечера